2. Акулий корм


Пирог и Кекс проголодались, а горячий шоколад в термосе закончился давным-давно. Но Юлиана не растерялась. Она достала удочку и забросила в воду крючок с наживкой. Удочка считалась лучшей из тех, что продавались в рыболовном магазине. На ней зелеными буквами было написано: «Рыболов - Повелитель Удачи». А леска вполне могла бы выдержать Пирога и Кекса вместе взятых.

Юлиана гневно обернулась, когда услышала смех. На плоту позади веселилась Пелагея. Она хохотала, держась рукой за живот, и пускала мыльные пузыри. Кошка смотрела на них словно завороженная.

- Эй! Ты мне всю рыбу распугаешь! – крикнула Юлиана.

- Ничего подобного! – со смехом возразила Пелагея. – Морские обитатели народ любопытный. Если смеяться и пускать блестящие пузыри, рыба поднимается на поверхность. И тогда я ловлю ее сачком.

В подтверждение своих слов Пелагея схватила сачок и окунула его в воду. В сачок сразу же угодила большая рыбина с серебристой чешуей.

Юлиана отвернулась в полном недоумении. Вот, теперь эта чудачка Пелагея будет объедаться рыбой, а они с Кексом и Пирогом – только смотреть да облизываться. Но не успела Юлиана додумать свою грустную мысль, как услыхала нечто еще более нелепое, чем смех.

- Спасибо, рыбка! – сказала Пелагея и отпустила добычу в море.

- Что ты делаешь?! – воскликнула Юлиана. – Из нее получилась бы отличная уха!

- Ничего не имею против ухи, - ответила Пелагея. – Но, по сравнению с рыбьими гостинцами, уха не такая уж и вкусная.

Она показала Юлиане маленький полотняный мешочек с затейливой вышивкой и бросила ей в руки.

- Возьми, подкрепись. И пёсики пусть попробуют. А я еще порыбачу.

Пирог откусил кусочек рыбьего гостинца – и у него потекли слюнки.

- Почему только наша хозяйка ничего не смыслит в рыбе? – сказал Кекс, почесывая лапой за ухом. – Если приманка – червяки, то и рыба будет мелкая да голодная. А у Пелагеи рыбка – любопытная. Улавливаешь?

- Улавливаю, - ответил Пирог. – А наша удочка не улавливает. Бесполезная штуковина.

Юлиана зыркнула на псов исподлобья, пнула удочку и отправилась на другой конец лодки.

А любопытного морского народа тем временем всё прибывало. Разве устоишь перед искушением поглазеть на мыльные пузыри из сачка? Это ведь гораздо увлекательней, чем любоваться ими из морских глубин. А чтобы откупиться, когда поймают, каждая рыба несла с собой гостинец.

Юлиана сунула в рот остатки гостинца и зажмурилась. Вкуснятина! Нет. Вкуснотища! Права была Пелагея. Морским дарам уха и в подметки не годится.

«Спасибо, рыбка! Спасибо, рыбка! Спасибо, рыбка!» - до самого вечера доносилось с плота. Пирог и Кекс осоловело наблюдали за тем, как Пелагея работает сачком и каждый раз с новой интонацией благодарит очередную рыбку.

К вечеру гостинцев на плоту набралось столько, что хватило бы прокормить целую ораву Кексов, Пирогов и Мягколап. Правда, Мягколапа предпочитала сырую рыбу. Она вылавливала еду острыми когтями и лакомилась, не сходя с места.

- Зачем тебе столько вкуснятины? – спросила Юлиана. – В меня уже не лезет. Собаки скоро лопнут. Выбрасывай ты эти дары и ложись спать!

А надо сказать, что из-за количества даров на плоту негде было и яблоку упасть. Пелагея сидела с кошкой на самом краю, у рулевого весла, и клевала носом.

- Нет, погоди, - сонно проговорила она. – Еще не время.

Юлиана дёрнула плечами и скорчила презрительную гримасу. Приглашать Пелагею к себе она даже не собиралась.  

- Жадность до добра не доводит, - бросила Юлиана напоследок и улеглась на дно лодки.

Но не успела она заснуть, как и плот, и лодку окружили акулы. Их темные тела с острым плавником на спине казались самим воплощением бездны. Пирог опасливо глянул за борт.

- Караул, - сипло сказал он. – Чую, меня акулы съедят в первую очередь.

- А меня - во вторую, - подхватил Кекс и поскреб когтями по деревянному днищу. – Спета наша песенка.

Мягколапа тоже заметила акул. Она выгнула полосатую спину и угрожающе зашипела. Хищных тварей было много, но кошка была готова защищать хозяйку до самого конца.

- Не спета ваша песенка, - обнадежила друзей Пелагея. – Положитесь на меня.

Она встала и поглядела на акул. А те поглядели на нее и разинули зубастые рты.

- А ну, плывите-ка сюда! – крикнула им Пелагея. – Здесь раздают угощения!

Она швырнула мешочек с рыбьими гостинцами в первый попавшийся рот, и рот захлопнулся, точно капкан. Потом подоспели другие акулы. И вскоре стало ясно, что ни Кекса, ни Пирога они есть не станут.

- Добавки! Добавки! – требовали они чуть ли не хором. И Пелагея без устали швыряла в их пасти мешочки с дарами моря.

Акулы наелись раньше, чем закончились припасы. И остатки Пелагея приберегла на завтра. А потом без сил повалилась спать.

Во время кормежки акул Юлиана лежала, затаив дыхание, и старалась не шевелиться. Когда они уплыли, сон еще долго бродил вокруг и вздыхал холодным ветром. А Юлиана смотрела на звезды и думала о том, что людей с причудами никогда не стоит презирать.

 





Черный, белый,
полосатый
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика