2. Грандиозное шоу


Первым, что Пелагея увидела, когда ее разбудили, была широченная афиша на пол-улицы.

«Гигантские струи танцующей воды под куполом цирка!» - гласило объявление. Ниже были нарисованы дрессированные собаки и кошки. Они выглядели такими живыми, что Мягколапа зашипела на них и даже выпустила когти.

Город бурлил, как горный ручей. Люди пихались и наступали друг дружке на ноги, словно это доставляло им удовольствие. Яркие витрины магазинов было не разглядеть за спинами и высокими шляпами. В городе стоял невообразимый гам.

- Спасите! – пискнула Пелагея и с головой накрылась первым, что попалось под руку. Холщовым мешком из-под картошки.

- Да чего там! – махнула рукой Юлиана. – В любом городишке страны Зеленых Лесов столпотворения и похуже бывают. Сегодня что, праздник какой?

- Праздник? Скажут тоже! – выкрикнул дед из толпы. – Из всех деревень вода пропала. Вот мы и явились сюда, разузнать, в чем дело.

- А тут представление дают! Цирк у них, понимаете! – завозмущалась бабка по соседству. – Вода танцует... Тьфу! Чтоб им пусто было!

Пирог резво просеменил к Юлиане и потянул зубами за край зеленой юбки.

- Выводы сами собой напрашиваются, - сообщил он. – Воду украли циркачи.

- Без доказательств это только клевета, - махнув хвостом, заметила Мягколапа.

- А кошка права, - согласился Кекс. – Нужно найти улики и вывести негодяев на чистую воду.

Извозчик перестал хлестать лошадей. Сообразил, наконец, что по запруженной улице не проехать.

- Вы это, ступайте уже, - сказал он Юлиане. Та потянулась за зонтом, но старик быстренько спрятал его под сидение. – Тень я забираю вместо платы за проезд, - объяснил он и с довольным видом потер руки.

 

Протискиваясь сквозь толчею, Пелагея обратила внимание на простой люд. Среди пышно разодетых горожан было много бедняков. Они заполонили город, где по жаре и без того дышалось с трудом. Богачам оставалось только злиться и бить тростями по спинам бедняков. Но те всё равно ухитрялись опустошать набитые карманы. Один залез в карман к Пелагее. Но там не хранилось ничего, кроме острой штопальной иглы. Ой и взвыл бедолага! Пелагея разжалобилась и подарила ему моток пластыря. 

Друзей очень вовремя оттеснили к ступенькам цирка. У Юлианы в глазах как раз закачалась и поплыла площадь. 

- Занавес! – сказала она, опускаясь на ступеньки. – Не хватало только сознание потерять. Жаль, что я не отобрала у извозчика зонт.

- Пустяки, - сказал Пирог. – Главное, что мы на месте. Представление дают здесь.

К ним тотчас подлетел худой парнишка в смокинге и протянул веер из разноцветных бумажек.

- Хотите поглядеть на танцующую воду? – поинтересовался он. – Если хотите, платите за билет!

- А нет – так проваливайте! – рявкнул толстый охранник за его спиной. – Нечего рассиживать!

Юлиана так резко вскочила, что охранник отступил, споткнулся и чуть не рухнул на лестницу.

- Ладно, ладно, не кипятись, верзила! Мы достанем денег на билеты и вернемся, - объявила она.

- А как именно мы достанем денег? – вполголоса спросила Пелагея. – У меня в кармане только иголка. Да и ту уже не продашь.

- Надо найти денежный куст, - шепнула ей Юлиана. – В стране Зеленых Лесов они на каждом углу.

Как выяснилось, денежные кусты произрастают не только в стране Зеленых Лесов. Пирог и Кекс навострили ушки, включили в работу маленькие черные носы – и всего за несколько минут обнаружили один такой куст в ближайшем парке.

- Рвите листочки, пока никто не видит, - посоветовала Юлиана. Она быстро ободрала веточку и сунула листья в карман к Пелагее.

- Теперь мы богаты! – обрадовалась Пелагея. «Деньги» были круглые и мясистые, как у пустынных растений. А еще они оказались съедобными. Мягколапа проглотила пару листочков, даже не прожевав. Да и Кекс с Пирогом не отставали. Пока хозяйка запасалась «монетами», они дружно чавкали в сторонке.  

 

- Два билета, - потребовала Юлиана. Не меняя выражения лица, она протянула пожилой кассирше зеленые листочки с денежного куста. Кассирша принялась рассматривать их под лупой. Она поглядывала то в лупу, то на Юлиану с Пелагеей и отчего-то морщила нос.

- Вы вдвоем? – поинтересовалась она наконец. – Две собаки и кошка не в счет? Учтите, - предостерегла старушка, - беспризорных животных мы сдаем в приют.

- Они с нами, - сказала Юлиана.

- Тогда вам нужно еще три билета! – жизнерадостно встрял знакомый парнишка в смокинге.

И Пелагее пришлось выложить всё до последнего листочка. Впрочем, будь у нее лишние деньги, их бы всё равно рано или поздно съела Мягколапа. 

Билеты оказались не такими красивыми, как те, которыми размахивал худой парнишка.

«Обман, кругом обман», - подумал Пирог. Он решил во что бы то ни стало выяснить, что еще скрывается за дверями цирка.

Когда большие двери отворились, изнутри повеяло влажной прохладой. Сразу же за порогом Мягколапа наступила в лужу и подскочила над полом на целый метр. Лужи в цирке блестели повсюду. И похоже, никого не волновало, что посетители могут поскользнуться. Зрительный зал напоминал древний амфитеатр. Вместо удобных сидений арену рядами окружали белые каменные скамейки. И Мягколапа не смогла удержаться от соблазна. Она встала на задние лапы и принялась с наслаждением точить когти о скамейку уровнем выше.

- Тссс! Шшшш! – зашикали оттуда. Представление началось.

Погасли высокие лампы, зал окутала тьма. А потом свет вспыхнул в центре – и зрители обомлели. Из огромной мраморной чаши к самому куполу взмывали огненные, рубиновые, изумрудные и небесно-голубые струи воды. Они кружились в хороводе и переплетались друг с другом, точно гибкие руки морских нимф. Пелагея сидела с раскрытым ртом.

- У, ворюги, - ворчал Пирог.

- А как же презумпция невиновности? – настаивал Кекс. Он вычитал о презумпции невиновности в одной умной книге и страшно этим гордился.

Когда танец воды подошел к концу, на арену стройным рядком выбежали собаки в красных и голубых костюмчиках. Кекс залаял, приветствуя своих. Но собаки сделали вид, что ничего не заметили.

- Странные они какие-то, - обиделся Кекс и демонстративно повернулся к сцене задом.

А дрессированные псы начали исполнять замысловатые трюки. Они кувыркались, лихо перемахивали через препятствия и ходили на задних лапах. Публика свистела и рукоплескала.

Подошел черед клоунов. Злые клоуны мутузили добрых надувными дубинками. И Пелагея не выдержала. Вскочила с места и бросилась добрым клоунам на помощь. Опомнилась она, уже когда ее уводили с арены под руки. Зато злым клоунам изрядно досталось на орехи, и справедливость восторжествовала.

Завершал представление номер с кошками. Кошки, все как одна, были полосатые, с такой же, как у Мягколапы, широкой мордочкой и желтыми глазами. Вновь зашипели и забили фонтаны. Но на этот раз водяные струи даже не думали пускаться в танец. Они изогнулись и сложились в прозрачный текучий мост.

- Такого просто не может быть! – уверенно сказала Юлиана. – Скорее всего, для моста использовали тонкую проволоку. Ух, хитрецы!

- Не хитрецы, а ворюги, - поправил Пирог. – Они самые и есть.

- А почему бы вам с Кексом не пойти да не разведать? – предложила Юлиана. – От цирковых собак вы почти не отличаетесь. Раздобудете по костюмчику – и дело в шляпе.

- Согласен, - завилял хвостом Пирог.

- Так и быть, я тоже пойду, - сказал Кекс. – Проучу этих невоспитанных псов. Пусть знают, что на призывный лай надо отвечать.

- Тогда уж и я с вами. Только чур, я к кошкам! - Мягколапа потянулась и всем на зло поточила когти о пол. Тут Пелагея схватила ее за шкирку да подняла повыше.

- Не шуми, - сказала она. – Лучше погляди, что творится.

- Мяу-мяу-мяу! – взвыла та. Мягколапе совсем не понравилось то, что она увидела на арене.





Черный, белый,
полосатый
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика