5. Ночная погоня


Бульдог и бультерьер неслись во весь опор. Ошейники, поводки, а главное, хозяева были сейчас очень некстати. Клоуны шлёпали по мостовой ногами в длинных пузатых ботинках, придерживали рыжие парики и портили всю погоню.

- Что это на них нашло, Вилли? Взбесились – не остановить!

- Понятия не имею, Билли! Неужто мясом перекормили?

Пирог и Кекс улепетывали, как могли. Их заносило на поворотах, от них шарахались местные кошки и любители побродить под луной. Дорожные булыжники, дома и фонари мелькали перед глазами с такой скоростью, словно город сошел с ума и пустился в пляс. А потом пляска неожиданно оборвалась.

- Стена, - жалобно тявкнул Кекс.

Пирог подпрыгнул, и его когти заскользили по гладким камням.

- Высокая, - заключил он. – Значит, будем встречать опасность с высоко поднятыми хвостами.

Пирог повернулся и приготовился сражаться – не на жизнь, а на смерть.

Бульдог и бультерьер наступали медленно. Они растеряли хозяев по дороге, и теперь их ничто не могло удержать. Глухая ночь, глухая стена, глухая тишина. Чтобы учинить расправу, лучшего времени и не сыщешь.

- Видно, наши славные приключения закончатся именно здесь, - сказал Пирог.

- Капает! – сказал Кекс и высунул язык.

- Не думал, что ты такой трусишка, - поразился Пирог. – Держи себя в лапах.

- Да при чем тут я? Гляди! Сверху капает! Дождь!

Бультерьер и бульдог тоже обратили внимание на странные капли. Этим летом в городе не упало ни одной. А тут нате вам – целых пять.

- Шесть, - сосчитал бульдог. – Семь. О, восьмая!

Восьмая капля упала ему на нос – и он перевернулся на спину.

- Девятая, десятая! – радовался бульдог, болтая лапами в воздухе.

- Ты что вытворяешь, обормот? На тебя же малявки смотрят! – зарычал бультерьер. – Не валяй дурака и вставай, пока дождь не испортил нам охоту.

Но капли участились и забарабанили по оконным отливам. Образовались первые лужицы – и вот припустил уже не дождь, а взаправдашний ливень.

Бультерьер зарычал сильнее и приготовился атаковать. Когда он бывал в гневе, никакой ливень не мог стать ему помехой.

- Размажу по стенке, косточек не соберете! – пригрозил он и оттолкнулся от земли... чтобы врезаться в эту самую стенку.

Куда же подевались Кекс и Пирог? Бультерьер повертел головой, пытаясь отогнать назойливый хоровод звездочек. Удар вышел знатный, и понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя.

- Мелкие негодяи! – взглянув наверх, прорычал бультерьер. Кекс и Пирог внезапно научились летать. Но вот каким образом – оставалось загадкой. За пеленой дождя можно было разглядеть лишь две пары размашистых крыльев, которые уносили беглецов всё дальше и дальше.

- Если бы не дождь, мы могли бы видеть город, как на ладони! – пролаял Пирог.

- Спасибо аистам! – пролаял в ответ Кекс. – Спасли нас от верной гибели!

Нёсший его аист сделал крыльями взмах-другой и поднялся еще выше, туда, где клубились черные тучи. На Кекса обрушился очередной поток воды, так что его впору было выжимать. Но похоже, иначе аисты просто не умели выражать свою признательность.

Вскоре они миновали потяжелевший желтый флаг. Пролетели рядом с часами на ратуше и опустились ровнехонько перед памятником барону Мякатау. Гигантский кот ростом с цирковую колонну стоял на задних лапах, изящно придерживая край широкополой шляпы. Ливень смывал с него грязь, и, наверное, именно поэтому барон улыбался.

У подножия статуи без предупреждения возникло маленькое сизое облачко. Прибиваемое крупными каплями, оно поплыло к небу, чтобы присоединиться к своим товарищам и как следует полить землю. Засухе  настал конец.

Очутившись рядом с Юлианой, Пирог по привычке дернул за край зеленой юбки (в этом месте уже образовалась пара дырочек от его зубов).

- Откуда столько туч? – поинтересовался он. – Где вы их насобирали?

Пелагея ответила за Юлиану:

- Это заслуга аистов. Они облетели всё небо над страной Желтых Полей, чтобы отыскать облака. А потом мы искупали их в бочке с краденой водой - и облака превратились в тучи.

 

После волнующего полета Кекс совсем ошалел и носился, пытаясь поймать языком все капли до единой. Юлиана с Пелагеей вымокли насквозь, но их это ничуть не заботило. Только Мягколапа шипела от негодования и поджимала хвост, пока наконец не догадалась юркнуть в подвальное окошко цирка. Там она обнаружила целое семейство крыс и развернула нешуточную ловлю. Пелагея еле выманила ее наружу.

- Домой, Мягколапа! Дома пирожки, и они гораздо вкуснее крыс!

Несмотря на то, что рассвет еще не наступил, многие горожане проснулись и вышли на улицу. Воздух был свеж, пыль прибило к земле, и дышалось на удивление легко. Дети принялись скакать по лужам, девушки – кружиться и хохотать. Мужчины поснимали цилиндры и уставились в небо, откуда без устали струились потоки воды. А один беззубый извозчик благоговейно стянул с лысины соломенную шляпу, слез со своей телеги и бухнулся на колени с воздетыми кверху руками. Именно он согласился отвезти наших друзей назад, в желтые поля.

- Чудеса нынче творятся! – дивился он, понукая лошадей. – Сперва аистов тьма, потом облаков – прорва. А теперь льет, как из ведра. Возможно, нам даже удастся спасти урожай.

Он не умолкал ни на минуту, говорил и говорил, точно хотел высказать все мысли наперед. Половину из его слов Пелагея так и не сумела разобрать. Но и без того было ясно: жителей страны Желтых Полей больше никому не удастся обвести вокруг пальца.





Черный, белый,
полосатый
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика