3. Особенная


Кошки шли по мосту так умело, будто только этим всю жизнь и занимались. Их не смущало, что шаткий мост целиком состоял из воды.

«Если он обрушится, - подумала Мягколапа, - кошки искупаются в чаше фонтана и вымокнут от кончика носа до кончика хвоста». Она попыталась вырваться, но Пелагея крепко держала ее за загривок.

- Ну, как тебе зрелище? – поинтересовалась она.

- Мяу, - жалобно сказала Мягколапа. Зрелище надолго отбило у нее охоту точить когти где попало и смотреть на других свысока. Ей предстояло стать одной из этих кошек.

- Обещанного назад не воротишь, - заявил Кекс, когда Мягколапа захотела отказаться.

- А ты обещала искать улики вместе с нами, - тут же подхватил Пирог. – Теперь не отвертишься.

Он засеменил по широким ступенькам вниз и оглянулся, чтобы попрощаться.

- Будем ждать, сыщики вы наши, - усмехнулась Юлиана.

За Пирогом неуклюжими прыжками поспешил Кекс. Сейчас он был готов проучить не только цирковых псов, но и всех на свете.

- Ну же, Мягколапа, - сказала Пелагея. – На море мне казалось, что ты совсем не боишься воды.

- Я дружу только с солёной водой, - прижав уши, ответила та. – Потому что в пресной утонуть гораздо легче. 

Пелагея с Юлианой переглянулись. Здесь было не поспорить.

 

Пробравшись в вольер к собакам-акробатам, Пирог и Кекс сразу же замаскировались. Они обнаружили бесхозные костюмы с отверстиями для головы, хвоста и четырех лап. Красный достался Пирогу, а голубой – Кексу.

- Не люблю голубой цвет, - твердил Кекс. – Терпеть не могу.

- Тебе он идет больше, чем мне, - утешил его Пирог.

В вольер как раз принесли еды, и цирковые псы со всех лап бросились к мискам.

- Удача на нашей стороне, - обрадовался Пирог. Они с Кексом прошмыгнули к собачьим домикам, и никто их даже не заметил. Правда, потом оказалось, что они заняли чужие домики. Над ними сурово нависли бульдог и бультерьер.

- А ну кыш отсюда! – взревел бульдог. С его пасти свисали нити слюны.

- Проваливайте! – лениво повелел бультерьер. Точно так же лениво он мог бы свернуть голову какой-нибудь курице и слопать ее вместе с перьями.

Хвост у Кекса трусливо задрожал. А вот Пирог не растерялся.

- Мы, вообще-то, на важном задании. Репортаж ведем, - с умным видом сказал он и на всякий случай добавил:

- Камера встроена в ошейник.

Бульдог при этих словах заметно присмирел.

- Вырежьте тот кусок, где я слюнями брызгал, - слёзно попросил он. – А то ведь засмеют.

- Вырежем, - сказал Пирог. – Мы здесь, чтобы узнать, чем дышат и живут знаменитости.

- И что едят, - с натугой просипел Кекс.

Бульдог артистично прикрыл лапой глаза.

- О! Едим мы невозможную гадость! Сплошное сырое мясо. И ни крупинки соли, представляете?

Стоило Пирогу на минуточку представить себе кастрюлю с сырым мясом, как его живот завёл голодную песню.

- Понимаете, - осмелел Кекс, - публика народ капризный. Им бы сплетен, интриг всяких. Есть у вас закулисные интриги?

- Закулисные, говоришь? Хм, – Бульдог сел и задумчиво почесал лапой круглый бок. – Есть тут одна интрига...

- Молчи! – зашипел на него бультерьер. – Или хочешь плетей отведать?

- Да я бы с радостью отведал чего-нибудь, кроме гадкого мяса, - признался Бульдог. – Сосисок например. Или колбаски с салом. А плети – это вкусно?

- Простофиля! – зарычал бультерьер. Кекс попятился, увидав его кровожадный оскал. – Да если ты кому-нибудь разболтаешь, что наши хозяева воду из озер выкачивают, я из тебя такую котлету сделаю!

Внезапно бультерьер замер.

- Никто ведь не слышал, нет? – спросил он.

- Ну, это как сказать, - протянул Пирог.

Глазки у него так и засверкали. Вот что значит успешное расследование!

Но радоваться было рано. После успешного расследования Пирогу вовсе не хотелось зализывать раны от острых клыков. А бультерьер никогда не сдавался без боя.

- Стой! Не уйдешь! – пригрозил он и отпихнул бульдога в сторону. Бультерьер приготовился разорвать Пирога и Кекса на маленькие клочки. Но Кекс с Пирогом были не промах. Они прижали уши, чтобы в них не свистел ветер, и промчались прямо под бультерьером. Где-то позади Кекса, прямо над его белым хвостиком, щелкнули зубы.

Мохнатые «шпионы» стремглав пронеслись мимо маститых колли, прервав их спокойную беседу. Прихватили немного сырого мяса из чьей-то миски и чуть не сбили с ног смотрителя. Путь на волю был открыт.

 

По парковой дорожке в кепках и шортах бегала шумная детвора. Мирно шумели кустарники, да жужжали над клумбами беззаботные пчелы. Пирог подпрыгивал, словно маленький резиновый мячик.

- Как мы их, а? Репортаж! Гав-гав!

- Про репортаж ты здорово придумал, - согласился Кекс, дожевывая мясо. – Юлиана останется довольна.

 

А Юлиана уже успела где-то купить модную панамку и теперь храбро гуляла на самом солнцепеке. Кекс и Пирог прибежали к ней на каменный островок. В прежние времена вокруг островка было разлито озеро. Но как только дно обнажилось, появились пустые бутылки с блестящими боками, черные кучки водорослей и скелетики рыб.

- Ну как? – спросила Юлиана.

- Едва живыми ушли, - пожаловался Кекс. – Этот страшный зубастый бультерьер теперь будет гоняться за мной в кошмарах.

- А что разузнали? Выкладывайте! – потребовала Юлиана.

Выяснилось, что сыщики из Кекса и Пирога никудышные.

- Какое же это расследование?! – всплеснула руками Юлиана. – Нет, ты слышала, Пелагея? Они всего-то подтвердили свои догадки!

Пелагея прогуливалась чуть поодаль и собирала в шляпу вялые маргаритки.

- Воду украли хозяева цирка. По-моему, очень важный факт, - сказала она.

- Ага, как же, - буркнула Юлиана. – Кстати, почему до сих пор нет Мягколапы? Хоть бы она что-нибудь дельное раскопала.

 

Когда друзья вспомнили о Мягколапе, она как раз боролась с желанием  исчезнуть и вообще сделать что угодно, лишь бы не прыгать в воду. Где ж это видано, думала она, чтобы кошки плавали?! Но директор цирка считал иначе. Если кошка боится воды, нужно гнать ее взашей. Не умеет плавать – научить или выставить вон. Вот почему в вольере остались только самые необычные кошки. Усатые, мохнатые и полосатые.

«Я тоже усатая, мохнатая и полосатая, - убеждала себя Мягколапа, - значит, я справлюсь».

Только вот никто не предупреждал, что придется прыгать с трехметровой вышки.

- В этом бассейне глубоко, - сказала ей на ушко другая кошка. – Не расшибешься. И утонуть не успеешь, как тебя выловят.

- А откуда столько воды? – спросила Мягколапа и боязливо тронула лапой пружинящий трамплин.

- Из бочки. Бочка бездонная, ее в землю врыли. Если б я не знала, что она возле скульптуры барона Мякатау, нипочем бы не нашла.

«Барон Мякатау – первый кошачий барон в стране Желтых полей», - подумала Мягколапа и, разбежавшись, сиганула в бассейн.

 

Кроме того, что она порядком наглоталась воды, больше ничего страшного не произошло. Ее вытащили с помощью сачка, похожего на тот, которым Пелагея ловила рыбу.

Мягколапа пошатываясь вышла из цирка на раскаленную площадь. В ушах до сих пор стоял звон, а с шерсти стекала холодная вода.

«В жизни не испытывала такого унижения, - подумала она. – Хотя, с другой стороны, теперь я еще долго не получу теплового удара. Промокла до костей».

Она рысцой побежала к парку, оставляя позади цепочку мокрых следов.

 

- Статуя барона Мякатау? – удивилась Юлиана. – Чего только не выдумают!

Она подбила ногой круглый камешек, и тот укатился в кусты.

- Кошачьи бароны в стране Желтых Полей не редкость, - сказала Мягколапа. – В каждом роду есть свой барон. А первому даже воздвигли статую.

Юлиана принялась ходить из стороны в сторону. Зеленая юбка зашуршала по аллее – и пугливые букашки бросились врассыпную.

- Ну, хорошо. Теперь мы знаем, где они прячут воду. Натравим на них полицию. А что дальше?

- Не нужно полиции, - вмешалась Пелагея. – У меня есть план.

 

Они сшили мешок из костюмчиков Кекса и Пирога иглой Пелагеи – и ободрали денежный куст до последнего листочка. В местной гостинице их приняли за  аристократов. Не успела Пелагея произнести слово «аристократы», как им уже выделили номер с видом на центральную площадь и холодильником. В холодильнике хранились бутерброды на любой вкус. И с помидорами, и с сыром, и с копченой колбасой. Через минуту-другую Кекс, Пирог и Мягколапа не оставили от них ни крошки.

- Подмели подчистую! – смеялась Юлиана.

Пелагея тоже посмеялась и отправилась на балкон.

- Оставайтесь здесь и ждите меня. Я скоро!

Сказав так, она обернулась горлицей, перепорхнула через узорные перила и скрылась за крышами домов.

Юлиана не знала, что и думать.





Черный, белый,
полосатый
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика