10.


- Вот уж не думала, что мытье полов в доме у какой-то старушенции доставит мне столько проблем! – прокряхтела Ведьмерра, держась за поясницу. Она кое-как доковыляла до порога собственной хижины и потянулась к дверной ручке, как вдруг почуяла неладное. Изнутри доносились звонкие, переливчатые голоса.

«Призраки? – подумала Ведьмерра. – А что, было бы неплохо, если б у меня поселилась парочка суматошных привидений. Я бы их приручила и отправляла на всякие жуткие задания. А еще, говорят, призраки селятся в лачугах только у самых зловредных ведьм».

Она разогнула спину, насколько это было возможно, и распахнула дверь, готовясь объявить призракам, что теперь они ее собственность. Но торжествующая ухмылка быстро сползла с ее лица, едва она увидала, как вокруг ее драгоценного котла с ложками-поварешками пляшут дети.

- Что-о-о?! – взвыла ведьма. – В колдунов поиграть вздумали? А ну кыш! А ну брысь отсюда!

Детишки бросились врассыпную и, чуть не сбив взъерошенную Ведьмерру с ног, вылетели через раскрытую дверь.

- Чернотень, это ты их впустила?! – вскинулась на кошку ведьма.

- Мр-р-ряу! – недовольно отозвалась со шкафа та. Будто ей больше делать нечего, кроме как малышню в дом пускать! Она вообще сидела тихо-мирно, никого не трогала. Да на нее даже внимания не обратили!

- Безобразие, - глухо проворчала Ведьмерра. – Пора завязывать с добрыми делами. Иначе, не ровен час, разворотят мое и без того дряхлое жилище.

Она уселась на сварливо скрипнувшую скамью и принялась растирать уставшие ноги, после чего откинула голову так, что хрустнули позвонки. Вернуться домой – вот истинное блаженство!

- Ах да! Котел! Они ведь ничего не сделали с котлом? – всполошилась она.

Котел был в полном порядке. Под ним всё так же успокаивающе трещало пламя, а на поверхности вязкой зеленой жижи лениво вздувались и лопались пузыри.

Ведьмерра в предвкушении потерла руки:

- Так-так, поглядим, нет ли для меня приятных сюрпризов.

Сюрпризы определенно были. Правда, не сказать, чтобы очень уж приятные.

- Невероятно! – вскричала ведьма. – Быть того не может! Как им удалось уплыть от пиратов! И почему их не тронули акулы?! Видно, и пираты, и акулы нынче пошли не те.

Ведьммерра разочарованно вздохнула и вновь уселась на скамью.

- Ну, что там у меня должно вырасти на этот раз? Расти уже, разрешаю.

***

Остров Забытых Чудес лежал в блестящей предрассветной дымке, словно его окутали легким прозрачным шарфом. Никс уверенно вел ПоЛоПлоКаль к берегам острова, но было видно, как он на самом деле взволнован. Никогда еще не встречал он такой красоты.

- А ты что клюв повесил? – обратился к сороке Тан-Тан. – Совсем скоро мы тебя расколдуем. Главное, чтобы мне смелости хватило.

Сорока наклонила голову, испытующе посмотрела на него черными глазами-бусинами, а потом вдруг взлетела и опустилась на поперечную перекладину, на которой висел парус.

Якорь бросили неподалеку от узкой полоски пляжа. Облокотившись о борт, человек-Костер жадно поглощал глазами неповторимый, чарующий пейзаж. Он уже воображал, как спустит шлюпку на воду, ступит на отливающий золотом песок и, быть может, отыщет на острове несметные сокровища. Но его мечта разрушилась, словно песчаный замок во время прилива.

- Будьте осторожны, - предупредил морской конек. – Не высаживайтесь все сразу. Кто-то должен остаться на корабле.

- Это еще почему?  - удивился Никс.

- Ходят слухи, что, если в тебе живут чудеса, ты легко потеряешься на острове, и о тебе все забудут.

- В таком случае, на берег следует послать того, в ком нет ни капли чуда, - сделал вывод Тан-Тан. – Никс у нас гений, ему уж точно нельзя. Человек-Костер уникален уже хотя бы потому, что скрылся от целого мира в подводном царстве. А я… Что я?

Но не успел он развить свою мысль, как его перебила Элл.

- Идти следует мне, - сказала она. – Из всех я самая обыкновенная. У меня нет ни особых талантов, ни супер-способностей. Так что на остров я сойду в одиночку.

- Возьми с собой моток ниток, - посоветовал человек-Костер. – Никто не может судить о том, насколько он чудесен. Возможно, ты тоже состоишь из чудес, но просто не знаешь об этом. Обвяжи конец нити вокруг запястья, а мы насадим катушку на карандаш и, как следует, закрепим на палубе.

Элл пожала плечами. Пусть человек-Костер говорит, что угодно. Но она-то убеждена: чудесного в ней ни на грамм.

Ей долго махали вслед, пока она гребла по направлению к пляжу. Кричали, чтобы ни в коем случае не отвязывала нить и при малейшей опасности, не мешкая, возвращалась к кораблю.

 

Чудеса на острове росли в форме деревьев, лежали в обличии камней, возвышались монолитами скал и зияли черными дырами пещер. Близкие и далекие горы сверкали золотом и серебром, чуть ли не на каждом шагу Элл попадались величественные рубины, королевские изумруды и поражающие величиной бриллианты. Ей казалось, она попала в сокровищницу, хозяин которой невероятно расточителен и рассыпает свои богатства где попало. Элл забыла обо всем на свете, включая себя. Пушистые желтые цветки под ногами источали волшебные ароматы, а некоторые бутоны раскрывались в мгновение ока, и воздух над ними распадался фейерверками разноцветных искр. Она сама не заметила, как вошла во Врата Рассвета.

Оттуда, из отливающих медью врат, каждое утро выплывал Рассвет. А к вечеру он менял желтые одеяния на бордовые, превращался в Закат и уходил во Врата Заката. Подобные превращения простым существам не под силу. Одному лишь Рассвету. Или Закату. Зависит от того, в каком времени суток его застать.

- Звездочка, откуда ты взялась? – окликнул Элл Рассвет. Он как раз собирался во всем блеске и великолепии выступить из медных Врат. На его длинных белых волосах красовалась сияющая солнцем корона, а шуршащий золотой плащ стелился по вереску.

- Я… - замялась Элл. – Я подруг ищу. Вы их, случайно, не видели?

- Похожих на тебя? – ласково прищурился Рассвет. – Как же, видел. Спит тут неподалеку одна в смешной рыжей шапчонке. Если бы не ты, я бы о ней и не вспомнил. А теперь извини, мне пора разгораться.

С такими словами Рассвет по-королевски, без спешки, удалился, оставив Элл в смущении и растерянности.

- О тебе тоже многие забывают, - тихо проговорила она, глядя ему вслед. – А ведь ты настоящее чудо…

 

Фэй безмятежно спала в окружении благоухающих цветов. У этих цветов были разноцветные лепестки, и радужные бутоны то раскрывались, то прятались - каждый в своем коконе из зеленых листочков. Как будто пульсировали.   

Заметив подругу посреди этого пульсирующего луга, Элл усмехнулась.

- Ясное дело. Спать – ее любимое занятие!

Она уже собиралась потормошить Фэй, как вдруг нитка на запястье натянулась и больно впилась в кожу.

«Что там у них происходит?» - вздернула брови Элл и, недолго думая, разорвала нить. Теперь, когда рядом Фэй, ей не страшно заблудиться на острове Забытых Чудес. Тем более что чуда в ней не больше, чем в маковой крупинке.

 

А на ПоЛоПлоКаль вновь напало русалочье воинство во главе с морским царем. Они устроили шторм прямо у берега. Морской царь размахивал трезубцем, разбрасывая прыткие желтые молнии. Русалки визжали и голосили, как сирены. От этого воя и визга морской конек всполошился и от испуга чуть было не выпрыгнул из банки. Но Тан-Тан вовремя накрыл банку какой-то тряпкой. Сам он нисколько ни струсил. Припомнил, где у него хранились желуди с рогатками, – и давай обстреливать русалок. Когда пара желудей отскочила от носа морского царя, тот на мгновение опешил, однако быстро сообразил, кто над ним издевается, и запустил молниями в Тан-Тана. Тот едва унес ноги в трюм.

В конце концов, когда морской царь притомился, а русалки посадили голоса, Никс помахал белым флагом и предложил меняться.

- Вы оставляете нам морского конька, а мы подарим вам шкатулку с джинном.

- Джинн? – хрипло спросила зубастая русалка. – А кто это?

- Он исполнит любое ваше желание. Достанет столько драгоценных камней, золота и, главное, жемчуга, сколько душе угодно!

- Правда? Давай! – обрадовалась русалка.

- Ну уж нет! – выплыл вперед морской царь. – Повелитель здесь я, а значит, и подарок мой. И не сметь пререкаться! – грозно добавил он, когда русалки возмущенно загудели.

Царь принял шкатулку из рук Никса с великой осторожностью. Но стоило ему открыть крышку, как изнутри вырвался синий дым. Он окутал царя – и тот закашлялся.

- Обманщики! – вскричал он и нырнул в воду, обдав русалок и команду ПоЛоПлоКаля кучей брызг. Однако уже в следующий момент из воды показался джинн с бородой, короной и трезубцем морского царя.

- Чего изволите? Сегодня я исполняю три любых ваших желания, - сквозь зубы процедил джинн.

Русалка двумя пальцами взяла всплывшую пустую шкатулку и широко улыбнулась акульим ртом. 

- Превосходно! Мы избавились сразу от двух проблем. Нам больше не придется гоняться за морскими коньками по всему океану, и морской царь отныне нам не командир. Эх, раздолье! Отпразднуем это, братцы и сестрицы!

Джинна перекосило, и он попытался погрозить братцам и сестрицам синим кулаком. Но кулак его не послушался.

- Организуй-ка нам пир на весь мир! – обратилась к джинну русалка. – И будь паинькой.

Джин попробовал было возразить, но слова застряли у него в горле. А с языка сорвалось лишь:

- Слушаюсь, госпожа!

Всё русалочье воинство дружно вскинуло руки, прокричало «Ура!» и, затянув на высоких нотах довольно неприятную песню, уплыло в океан. Никс проводил глазами их зеленые чешуйчатые хвосты и со вздохом облегчения оперся о перила капитанского мостика. Наконец-то можно отдохнуть!

Но не тут-то было. Никс, Тан-Тан и человек-Костер совсем запамятовали о джинне. Тот, уныло клубясь, гладил обшивку ПоЛоПлоКаля полупрозрачной ладонью.

- Ну что? Осталось еще два желания. Загадывать будем? – обратился он к капитану.

- Точно! Желания! – опомнился Тан-Тан.

Он схватил прыгающую по настилу сороку и подсунул ее джинну под синий нос.

- Сможешь вернуть ему прежнее обличье? – поинтересовался Тан-Тан.

Уговаривать джинна не пришлось. Он устало промямлил какие-то мудреные слова, известные только пленникам ламп да шкатулок, – и в тот же миг на руках у Тан-Тана оказался довольно-таки тяжелый Юмлис.

- Третье желание! – немедленно заказал Юмлис и грохнулся на палубу. – Хочу больше никогда не совершать глупостей!

Джинн слегка потер подбородок и нахмурил синие брови.

- Хм… Это проблематично, знаешь ли. Я не настолько всесилен, чтобы предугадать, что взбредет тебе в голову. Но, хи-хи, - потер руки джинн. – Кое-что предпринять всё-таки можно. Отныне, едва ты ступишь на скользкую дорожку порока, на тебя нападет икота. Да-да! – развеселился джинн. – Икота! А еще… Еще ты начнешь чихать без остановки! Отлично я придумал, не правда ли?

- Больше похоже на проклятие, - разочарованно протянул Юмлис. – Но и на том спасибо.

Джинн вздернул брови и приложил ладонь к уху.

- Что-что? Я не ослышался? Он меня поблагодарил? Вот так везение!

Тан-Тан и Никс озадаченно переглянулись. А морской конек, который до сих пор молча наблюдал из банки, не выдержал и принялся объяснять: 

- Джинны – покорные слуги и рабы, их не благодарят. А если кто-нибудь скажет им спасибо, это будет означать, что джинн свободен и может лететь на все четыре стороны. Вот что вы наделали.

- Вот что Юмлис наделал, - поправил конька Тан-Тан. – Юмлис, ты остолоп.

Тот поежился и виновато опустил взгляд. Вечно у него не клеится. Что ни сделает – всё неудачно. Не Юмлис, а просто какое-то ходячее недоразумение! Лучше б уж в поднебесье глупой птицей летал…

- Не расстраивайся, - похлопал его по плечу Никс. – Тан-Тан не со зла. Ведь обходились же раньше без джинна. И сейчас как-нибудь обойдемся, не правда ли? – Он с укором посмотрел на Тан-Тана. – Кстати, как поживает наша Элл? Не порвалась ли нить во время суматохи с русалками?..





Элл и
Бурный океан
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика