11.


- Ты здесь! Какое счастье! – проснувшись, воскликнула Фэй. – Я уж думала, больше не свидимся!

Лисья шапочка съехала на бок и измазалась в травяном соке. Фэй сняла ее, одарила придирчивым взглядом и покачала головой.

- Невелика беда, постираем! – рассмеялась Элл. – Знаешь, как долго я тебя искала! Ведьма, к которой мы ходили выяснять, куда делся твой дар… Это всё она натворила. Разбросала моих подруженек по островам Бурного океана!

Элл едва сдерживалась, чтобы не заплакать. Тоска, копившаяся долгое время, подступала к горлу и наворачивалась на глаза солеными слезами.

- Ну, ты чего? Всё же хорошо, - утешила Фэй и потрепала ее по макушке. – Я нашлась.

- Ты-то нашлась. А как же Эйри? – дрогнувшим голосом спросила Элл.

- Уверена, опасность ей не грозит. Эй, да что с тобой? Ну, в самом деле!

Элл опустилась на колени посреди пестрого луга и дала волю слезам. Ей нужно было многое выплакать, чтобы на душе полегчало.

Нитка, соединявшая ее с кораблем, исчезла.

 

ПоЛоПлоКаль простоял в бухте до вечерней зари. Из воды прямо на палубу выпрыгивали светящиеся крылатые рыбы, и человек-Костер вызвался сварить из них похлебку. Повиснув на прочных сетях, которые вели к верхушке мачты, Юмлис любовался красками на горизонте. Он был готов вечно смотреть на это предзакатное небо, ловить лицом прохладный, легкомысленный ветер и предаваться несбыточным мечтам. С той поры как его расколдовали, он стал по-другому относиться к жизни. С каждой минутой его благодарность росла и множилась. Он был благодарен за то, что снова может ясно мыслить, разговаривать и питаться не какими-то там жучками-червячками, а полноценной человеческой пищей. Конечно, в образе сороки он умел свободно парить под облаками и спускаться на крыши домов. Но в этом было мало толку. Полеты для Юмлиса-сороки стали делом обычным, и он прекрасно понимал: сложно ценить то, что вошло в привычку.

 

- Корабль ждет в заливе, - утерев слезы, сказала Элл. Она коснулась запястья, где должна была темнеть спасительная нить, но потом вспомнила, что сама же ее и порвала. – Ждет, - со вздохом повторила она. – Только вот дождется ли? Похоже, теперь мы обе заблудились.

- Остров Забытых Чудес не хочет нас отпускать, - загадочно улыбнулась Фэй и обвела яркий луг затуманенным взглядом. – А мне не хочется отсюда уплывать. Здесь чудо как привольно! К тому же, скоро придет мистер Закат, а им просто обязан хоть кто-нибудь восхищаться.

Элл уселась на траву рядом с подругой.

- Он, и правда, восхитителен. Я видела его утром.

- По утрам он мистер Рассвет, - сказала Фэй, пытаясь дотянуться до бабочки на травинке. – И выглядит не менее внушительно. Вообще, у него два лица. И оба светлые.

- Но откуда тебе известно? Ты ведь всё время спала!

- Допустим, не всё время, - лукаво протянула Фэй. – Прежде чем задремать, я исследовала остров от берега до берега. На юге обнаружила пещеру с зеркальными стенами, на севере – обломки пиратского судна. На западе – наполовину утонувший в песке рояль, а на востоке – врата, откуда по утрам выходит Рассвет. Я заснула только тогда, когда убедилась, что на острове нет ни людоедов, ни хищников, - сообщила она доверительным тоном.

Элл рассмеялась, потому что очень уж легко сделалось на душе. Фэй может сама о себе позаботиться. Значит, и с Эйри, скорее всего, тоже ничего страшного не приключилось. Надо поскорее ее найти, чтобы вернуться в родной Фэйриэлл и счастливо зажить в домике с конусовидной крышей. Но только как же отыскать дорогу к берегу?

- Знаешь, что я думаю? – сказала Фэй. – Закат нам поможет. А кстати, вот и он!

Небо сменило торжественный голубой костюм на парадный черный, припудрило нос звездной пылью и в молчании склонилось над землей. Пылающий алым мистер Закат плавно приблизился к вратам, где его уже встречали Фэй и Элл.

- Ну что, нравится у меня в гостях? – вкрадчиво прошептал он. – Не желаете ли остаться?

Фэй робко переступила с ноги на ногу.

- Мы бы с удовольствием, - сказала она. – Но понимаете, какая штука… В заливе нас уже ждут, и будет неправильно… - Фэй старалась подбирать слова. – Будет неправильно, если мы их не предупредим. Если не сообщим, что хотим остаться на острове.

Элл незаметно ткнула подругу в бок.

- Ты что плетешь? А как же Эйри?!

- Я ни в коем случае не стану вас задерживать, - покровительственно улыбнулся Закат. – И даже провожу до побережья. Но только при одном условии.

- При каком? – хором спросили Элл и Фэй.

- Отныне вы каждый день будете встречать и провожать меня, - сделав ударение на последнем слове, сказал тот.

- Ах! Это совсем не сложно! – успокоилась Фэй. – Обещаем.

- Что ж, в таком случае прошу за мной, - царственно поклонился Закат. Его длинные льняные волосы на мгновение заслонили лицо, после чего он откинул их назад изящным движением руки. Корона на волосах пламенела рубиновым светом, искрящийся багрянцем плащ с шорохом заметал следы. Элл и Фэй зачарованно следовали за удивительным проводником и всё думали: как мало понадобилось для того, чтобы их отпустили. Закат не заклинал их молчать, не угрожал возмездием, если молва о его двуликой персоне разнесется за пределы острова. Похоже, он был бы только рад, если бы о нем узнало как можно больше людей.

«Никто и не подозревает, - думала Элл, - насколько в действительности прекрасен Рассвет и Закат. Никому и в голову бы не пришло, что у него есть собственный остров».

 

Возвратившись на корабль, она долго смотрела вслед удаляющемуся берегу, с грустью и неясным томлением вздыхая по забытым чудесам. В потайном кармашке ее рюкзака теперь лежал подарок Заката – прозрачный пузырек с голубым песком. Мистер Закат незаметно вручил ей пузырек, шепнув, что песок этот весьма полезен. Он каждое полнолуние появляется в лагуне на западной оконечности острова и насыщает воду кислородом…

 

Фэй шумно бегала из капитанской рубки в трюм, из трюма – размахивая руками - на палубу и даже пыталась залезть на смотровую площадку, которая крепилась к мачте. Она не переставала удивляться изобретательности Никса.

- Говоришь, корабль может стать подводной лодкой, стоит только щелкнуть пальцами? – приставала она к капитану. – А подводная лодка способна превратиться в плот? Это невероятно! Хотела бы я, чтоб у меня был такой же гениальный ум и умелые руки!

Никс смущался, заводил свои умелые руки за спину и размазывал носком ботинка лужицу на палубе, которая накапала со швабры человека-Костра.

***

За все свои неудачи Ведьмерра сполна расплачивалась со злым роком. А «Советы косметолога» добавляли еще ложку дёгтя. На этот раз у нее выросли уши – каждое ухо размером с блюдце для поедания сметаны.

Правда, после того как ведьма помогла мельнику наладить работу мельничного колеса, уши уменьшились и стали даже красивее, чем прежде. А к Ведьмерре в душу (ведь душа есть даже у таких злых и коварных, как она) закралось сомнение – действительно ли она ведьма? Может, на роду у нее написано стать феей и все ее потуги испортить путешествие Элл изначально обречены на провал?

Ведьма потрясла головой. Нет, не может такого быть! Нужно попробовать еще раз! Есть на океанском дне один страшный обитатель. Суда потопляет, головы малым рыбешкам откусывает да взметает донный песок скользким хвостом. Вот к нему-то и надо послать отчаянных мореплавателей.

***

Элл и Фэй обнаружили на ПоЛоПлоКале укромный уголок, обустроили его так, чтоб было поуютнее, и принялись разбирать вещицы, которые скопились у них за время странствия. Фэй вертела в руках кольцо с выпуклым рисунком, похожим на древесную кору.

- Говоришь, из глубин достала? – спросила она.

- Из самых что ни на есть глубоких глубин, - подтвердила Элл.

- Если оно и волшебное, то, скорее всего, из него вырастет дерево, - заключила Фэй. – Одного не пойму, зачем нам какое-то дерево?

- Тогда что скажешь о голубом песке? Мистер Закат упомянул о кислороде.

- Ну да, ну да, - покивала головой Фэй. – Голубой ассоциируется у меня с небом. А если учесть, что это подарок мистера Заката, то ему цены нет.

Больше всего ей понравился красный летающий зонт Никса. Но тот строго-настрого запретил его раскрывать.

- Унесет вас невесть куда, а мне потом по морям-океанам мотаться да справки у рыб наводить, - проворчал он.

- А что, интересно, отпирает ключ? – вслух подумала Элл и поднесла диковинную находку к лицу.

Фэй на четвереньках подползла к ней и тоже уставилась на ключ.

- Он больше похож на украшение, - высказалась она. – Я бы повесила его на цепочку и носила на шее. Обычно такие ключи подходят к самым неожиданным дверям. И знаешь, думаю, он еще может нам пригодиться.

 

Внезапно на палубе началась суматоха. Всполошились Тан-Тан, Юмлис и человек-Костер. Они стали носиться туда-сюда, как будто у них появились срочные дела. А Никс взошел на капитанский мостик, взял громкоговоритель и прочистил горло.

- Внимание! Внимание! – оповестил он друзей. – Мы входим в зону Фервудского треугольника!

- Фервудский треугольник, - покачала головой Фэй. – Я слыхала, что именно в этой зоне пропадают корабли.

Элл сгребла все свои ценности и побросала в рюкзак. Впереди уже завивалась огромная водяная воронка.

«Неужели мы утонем – теперь, когда нашлась Фэй и мы на пути к новым, неизведанным островам?!» – в отчаянии подумала Элл.

 

Никс призывал команду к спокойствию и незаметно сам разволновался. Вместо того чтобы превратить корабль в подводную лодку, у которой был надежный мотор, он приказал кораблю стать плотом. По небу промчались рваные облака, краски обрели свежесть и яркость – словно еще не успели высохнуть на холсте. Ветер обрушился на путешественников плотной стеной, и мачта с резким «Сквирк!» согнулась пополам.

- Ловите веревки! – крикнул Никс. – Да как следует привяжите себя к доскам!

Веревки, которые бросил Никс, чуть не унесло океан, но человек-Костер изловчился, подпрыгнул и перехватил у разгневанного ветра его добычу.

Друзья наскоро затянули узлы на поясах, схватились за руки и легли на мокрые бревна плота. Течение кружило их и затягивало в водоворот. Через минуту-другую им будет нечем дышать, они погибнут… Погибнут? Ну уж нет! А как же подарок мистера Заката?

Элл вовремя вспомнила о бутылочке с голубым песком и высвободила руку из руки Тан-Тана, чтобы достать до рюкзака. Молния потайного кармашка упорствовала недолго – и вот, наконец, он – спасительный пузырек.

- Никс, если бы ты мог зажечь фонарь! – прокричал Тан-Тан, цепляясь за бревно.

- Спички отсырели так, что сырее не бывает! – ответил тот. – Хорошо бы в этом потоке сам фонарь не упустить!

- Не нужно ничего зажигать! – крикнула Элл. – Мистер Закат подарил мне немного воздуха!

- Чего? – не расслышал Никс.

- Кажется, она сказала, нам бы не помешало немного роздыха! – проорал Тан-Тан.

- Да! Отдохнуть бы, и правда, не помешало! – согласился Никс, с трудом удерживая тяжелый фонарь. Из фонаря вытекло всё масло, холодный подвесной крюк давил на пальцы, но Никс не отпускал.

- Я говорю воздуха! Воз-ду-ха! – по слогам выкрикнула Элл. Рискуя соскользнуть с гладких досок, она высвободила другую руку и на четвереньках подползла к каждому по очереди.

- Вот, наберите в рот немного голубого песка. Это должно помочь.

Распылять песок над плотом она побоялась – вдруг кому-нибудь не хватит. А ведь их было много: Никс, Тан-Тан, Юмлис, человек-Костер, Фэй и Элл. Целых шесть человек!

Едва последняя горстка песка исчезла во рту у недовольного и возмущенного Тан-Тана (он всегда был против того, чтобы совать в рот что попало), как плот закружило пуще прежнего – и уже в следующий миг друзей унесло под воду.

 





Элл и
Бурный океан
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика