12.


Банка с морским коньком мягко приземлилась на серый, похожий на волны грунт. Туда же, немного поодаль, плавно опустился фонарь, за который по-прежнему держался Никс.

- Кажется, я проглотил свой песок, - сказал Тан-Тан, опускаясь следом. Рукава и штанины его одежды вздулись и напоминали воздушные шарики.

Элл и Фэй спланировали на дно так мастерски, будто с рождения только тем и занимались, что плавали.

- А мне понравилось! Давайте-ка еще разок! – рассмеялась Фэй, из-за чего вода забурлила мелкими пузырьками.

Дышалось здесь легко и непринужденно. Вот только стоять на ногах получалось не особо. Человек-Костер быстро смекнул и напихал себе в карманы камней, отчего сразу потяжелел и смог кое-как шагать по дну.

А Элл парила в воде, точно воздушный змей на ветру, изредка кувыркалась и не переставала удивляться тому, что всё в ее жизни случается в нужный момент и в нужное время.

Даже появление Сельдяного Короля она посчитала за милость фортуны. Хотя на жителей океана он наводил неописуемый ужас.

Отливающий металлом, с выпученными глазами-тарелками и непостижимыми оранжевыми плавниками, Сельдяной Король простирался в длину на несколько метров. Повиснув в толще воды вверх тормашками, Элл заулыбалась и помахала ему в знак приветствия. Однако в ответ Сельдяной Король не улыбнулся. Возможно, потому, что не умел. А возможно, ему просто не хотелось растрачивать свое хорошее настроение на всяких малявок.

У Короля был шут – рак-богомол роскошный, но родичи прозвали его Арлекином. Он неутомимо вращал сиреневыми глазами на ножках, двигал разноцветными, как радуга, усиками и рыл грунт передними лапками, похожими на колотушки. Даже в самый ответственный момент у Арлекина не получалось сосредоточиться - черные вертикальные зрачки его фасеточных глаз вечно смотрели в разные стороны. Арлекин был так мал, что легко умещался на ладони. Фэй осторожно подняла его, чтобы понять, как работают красные пушистые пластинки под сегментированным панцирем. Но Сельдяной Король немедленно возмутился и ударил хвостом по дну.

- А ну, положи моего слугу на место! – приказал он.  – У меня слишком мало подданных, чтобы разбрасываться ими направо и налево!

Друзья попятились, кто как мог. Они представили, что будет, если Король их проглотит. Но тот не собирался никого глотать. Для этого его рот был недостаточно широк.

Тан-Тан с неудовольствием заметил, что тело Короля напоминает мешок, наполненный желе. Ни мешков, ни желе Тан-Тан терпеть не мог и даже объяснил, почему:

- В мешки, - сказал он, - как правило, что-нибудь или кого-нибудь запихивают. А желе на ощупь скользкое и противное.

Услыхав такие речи, Сельдяной Король посмотрел на Тан-Тана сверху вниз с выражением скуки и крайней досады.

- Похоже, я произвел на вас отталкивающее впечатление, - сказал он. – Это хорошо, очень хорошо. Значит, вы станете моими новыми подданными.

- А где связь, позвольте спросить? – подал голос человек-Костер.

- О, всё просто, друзья мои! – отозвался тот. - Подданные обыкновенно трепещут перед королями. Перед их скверными характерами, ужасной внешностью или дурными наклонностями. Всё это у меня имеется, причем в избытке, - гордо сообщил лоснящийся гигант. – Например, я до невозможности капризен и сейчас повелеваю вам… Хм, что бы такого повелеть? – задумался он.

Сельдяной Король поизвивался и закрутился в немыслимую спираль, потому что размышлять у него получалось только в таком положении.

- Придумал! – наконец сказал он. – Развлеките меня! А то мне одному на глубине страх как тоскливо.

Никс, Фэй и Юмлис от неожиданности разом проглотили голубой песок, отчего, впрочем, дышать им стало ничуть не труднее. Всё-таки подарок мистера Заката оказался настоящим спасением.

- Поиграйте со мной в селедочные шахматы! – капризно потребовал Сельдяной Король. – Сколько моряков ко мне ни спускалось, никто не мог даже начать игру. Не представляете, как это угнетает!

Элл посмотрела в сторону покрытых водорослями затонувших кораблей и содрогнулась. На облепленных моллюсками палубах белели скелеты.

- Так и быть, - ответил за всех человек-Костер. – Сыграем партию. А что взамен?

- Взамен? – выпучился на него Сельдяной Король. – Разве слуги имеют право просить что-либо у повелителя?!

Он попытался рассмеяться, но вместо смеха в его бездонной глотке, как в кипящей кастрюле, забулькала вода.

- Может, если я выиграю, вы нас отпустите? – нимало не смутившись, предложил человек-Костер.

- Не пойдет, - отмёл Король. – Даже если вы поставите мне мат, я не позволю вам сбежать. Арлекин слишком глуп, чтобы тягаться со мной. А вы первые, кто согласился. И, похоже, вы умнее моего придворного шута. Так что будем играть, пока не умрем!

Фэй подплыла к человеку-Костру и до хруста сжала его руку.

- Ты уж постарайся, отвлеки его, ладно? – шепотом попросила она.

- Не волнуйся, - подмигнул тот.

 

Он играл с Сельдяным Королем на протяжении целого часа. За это время Никс тихонько прокрался по дну к плоту (который, на удивление, почти не пострадал). Укрепил канаты, поправил бревна и приказал превратиться в подводную лодку.

Морской конек выбрался из банки и плавал неподалеку.

- Мне понравился Арлекин, - признался он Никсу. – Он смешной, и у нас много общего. Поэтому я хочу остаться.

- Что ж, оставайся, - улыбнулся Никс. – Ты сослужил нам добрую службу. И за это тебе спасибо.

 

… - А я вот так! – гремел с высоты Сельдяной Король. – Ну что, съел? Съел, а?

Человек-Костер передвинул на несколько клеток рыбную королеву.

- Если точнее, съел твою ладью, - ухмыльнулся он.

- Эй, так не честно! – запротестовал Король. – Жульничаешь?

- Ни в коем случае, - возразил тот. – Я честный игрок. А вот у вас, повелитель, похоже, намечается шах.

Сплющенная голова чудища приблизилась к шахматной доске. Хвост начал возмущенно извиваться.

- Не может быть! Первый шах за столько лет, разрази меня Нептун! – воскликнул Сельдяной Король. – Впрочем, это ничего не значит. Просто я давно не практиковался.

Спустя несколько «убитых» рыбных пешек и «смертельно раненого» морского слона человек-Костер объявил чудищу пат.

- Пат? – переспросил Король. – Хм, пат… Что же это значит? Выходит, я никуда не могу пойти?

Он снова свернулся в гигантскую спираль и крепко задумался, подперев голову кончиком хвоста. Маленький Арлекин замахал человеку-Костру передними лапками.

- Беги! Сейчас самое время! Твои друзья ждут в подводной лодке!

- А как же ты? Неужели останешься? – наклонился к нему человек-Костер.

- Со мной теперь морской конек, - пошевелил усиками тот. – К тому же, я бы не хотел покидать Сельдяного Короля только потому, что он большой и страшный. Если бросать всех больших и страшных, рано или поздно они станут еще и злыми.

Человек-Костер глянул во тьму, где на секунду зажглись фары подводной лодки. Шепнув Арлекину «прощай!», он пригнулся и короткими перебежками добрался до цели. На борту ПоЛоПлоКаля его встретили как героя, и Фэй повесила ему на шею ожерелье из ракушек, которые успела собрать во владениях Сельдяного Короля.

***

Ведьмерра разбушевалась так, что не выдержали даже терпеливые жучки и паучки – посыпались из всех щелей ее дряхлой хижины. Кошка Чернотень выпрыгнула в окно и умчалась в лес – только лапы сверкали.

- Моя беда в том, - твердила ведьма, - что все эти подводные монстры невероятно дремучие и медлительные! Им не хватает сообразительности и коварства!

Она опасливо притронулась к своим распухшим губам, провела рукой по уродливому горбу на спине и разразилась проклятиями. Очередное наказание оказалось куда более болезненным, чем можно было вообразить. Если ведьма не пересилит себя, чтобы сделать еще одно доброе дело, то будет обречена на вечное заточение в собственном доме. Разве покажешься на люди с такими-то изъянами?!

***

Там, где небо сливается с океаном, на границе холодных и теплых течений, на подступах к звездной пропасти высился скалистыми утесами остров Грёз. Никс нашел речушку, которая впадала в океан, превратил подлодку в плот и направил в устье меж непроходимых гор. Грести против течения было тяжко, с непривычки человек-Костер и Юмлис даже натерли мозоли. Тан-Тан работать на веслах отказался. Мое дело, заявил он, отстреливаться от врагов.

- Похоже, этот остров понятия не имеет о том, что такое гостеприимство, - раздумчиво сказал Никс. Он, как всегда, стоял впереди и глядел в лицо неизвестности. Сталкиваться с неизвестностью нос к носу было его любимым занятием.

На острове хозяйничали маленькие прыткие феи, которые по окраске напоминали птичек колибри. Они носили шляпки с похожим на клюв, длинным острым козырьком.

Вдоль крутых берегов реки в великом множестве росли круглые подсолнухи. Элл и Фэй так и ахнули – выращивать подсолнухи на грядке было их давней и почти забытой мечтой.

Тан-Тан тоже раскрыл рот, правда, по несколько иной причине: над одним из подсолнухов кружился пёстрый дельтаплан, как будто кто-то управлял им на расстоянии.

- Эй, смотрите! Я всю жизнь мечтал о такой штуковине! – воскликнул Тан-Тан. – Как думаете, получится ее достать?

- Река глубока, - заметил Никс. – Подожди, пока не пристанем к берегу.

На другом подсолнухе, прямо в сердцевине, обрамленной желтыми лепестками, рос целый лес – с крошечными соснами, елями, березами и осинами. Если бы кому-нибудь случилось заглянуть в этот лес, он бы увидел среди маленьких деревьев палатку и кипящий на костре котелок с травами. Если бы палатку увидала Элл, то наверняка попросила бы у фей какое-нибудь уменьшительное зелье, чтобы навсегда остаться в лесу на подсолнухе. Она хорошо помнила то чувство, когда лес становится роднее дома.

Скоро заросли подсолнухов сделались такими густыми, что на землю перестал проникать солнечный свет. Тан-Тан с большим удовольствием сдернул с головы надоевшую кепку, а вспотевшие гребцы наконец смогли немного перевести дух.

- Мы приближаемся к центру острова! – объявил Никс и сменил Юмлиса у весла. Несмотря на протесты человека-Костра, Фэй вытеснила его с насиженного местечка и завладела вторым веслом. Ей захотелось показать, какая она сильная.

 





Элл и
Бурный океан
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика