14.


Ведьмерра рвала на себе волосы, которых и без того оставалось не так уж и много. Да, конечно, горб и распухшие губы уже в прошлом. Но факт остается фактом: когда одно доброе дело тебя исцеляет, ты опять совершаешь промах – и новые неприятности сыплются на голову, подобно граду.  К великому огорчению ведьмы, Эйри была спасена. И что самое печальное, все планы – от коварного плана «А» до отчаянного плана «Я» - исчерпались!

- Буря кораблю не помеха, тут ничего не попишешь, - бормотала она, ходя из угла в угол и пугающе топая своими непомерно длинными ступнями. Ведьмерра дожила до того, что ее ноги перестали влезать в обувь и теперь больше напоминали лыжи. – Порождения глубинной тьмы тоже погоды не сделают, - рассуждала она. – На что, в таком случае, мне рассчитывать? Скоро количество добрых дел перевесит злые, и тогда меня уж точно не пустят в мировое сообщество ведьм. Они скажут, что я недостойна. Будут насмехаться… Ах, нет! – отмахнулась от мыслей Ведьмерра. – Есть еще способ.

- Мр-р-ряу, мур-р-р, - высказалась кошка, улёгшись на пару ведьминых «лыж». Хозяйка страдальчески улыбнулась и пошевелила пальцами ног.

- А знаешь, Чернотень, в последнее время ты подаёшь просто изумительные идеи! Поколдуем-ка мы малость с природой. Ведь можно сделать так, что кораблик с этими прохиндеями наткнется на острия подводных скал – и тогда горе-моряки уж точно пойдут ко дну!  

Она кое-как прошлепала к котлу, без особого труда смешала необходимые ингредиенты и со спокойной душой отправилась творить очередное доброе дело, чтобы избавиться от гигантских ног.

***

Ночью на борту ПоЛоПлоКаля никому не спалось. Фэй сказала, это оттого, что на острове Грёз она успела просмотреть все сны на несколько недель вперед. Тан-Тан ворчал на нее и называл воровкой снов. Лишь человек-Костер тихонько посмеивался. Он был в ожидании волшебства, потому что хорошо помнил: именно сегодня, в ночь, когда наступает полнолуние, из глубин на поверхность поднимаются самые необычные обитатели океана. Человек-Костер не стал ничего объяснять друзьям, когда океан внезапно вспыхнул мириадами разноцветных огней. Он зажегся неисчислимыми созвездиями, сотнями неизведанных галактик и туманностей. Тан-Тан немедленно перестал ворчать, взбежал на капитанский мостик и поднял панику.

- Горим! Пожар! – завопил он.

Под водой заметались разбуженные рыбы, желтый огонь лизнул бока корабля, но обшивка не загорелась и даже не почернела.

- Что ты шумишь! – шикнула на Тан-Тана Фэй. – Не видишь, какая кругом красота? Молчи да любуйся!

Свет разливался у поверхности океана и рассекал воду быстрыми оранжевыми сполохами. Фэй зачерпнула воду в ладонь – и сквозь пальцы заструилось жидкое чарующее сияние. Тогда она рискнула умыться этой водой, после чего и руки, и лицо еще долго светились во тьме.

Элл перегнулась через ограждение: в океане сделалось настолько светло, что она без труда могла видеть водоросли, облепленные тончайшей перламутровой росой. Они колыхались в толще воды, сплетаясь и расплетаясь, точно дивные волосы русалок.

Эйри не могла оторваться от завораживающего зрелища.

«Надо же, какой подарок! – думала она. – Я так долго мёрзла внутри кристалла, и вместе с освобождением в мою жизнь вошли чудеса».

Только Никс не принял происходящее за чудо. Поскольку один лишь человек-Костер удовлетворенно молчал, капитан пристал к нему с вопросами.

- Говоришь, обыкновенное явление природы? – усмехнулся человек-Костер. – Позволь возразить: явление не обыкновенное. Такое случается лишь раз в год, в месяц, когда звезды во вселенной выстраиваются в замысловатый узор. Нам, простым обитателям Земли, не понять. Зато в этом отлично разбираются астрономы. Я могу объяснить, откуда берется океанский свет. Но ты правда хотел бы услышать мои объяснения?

- Да, очень бы хотел, - кивнул Никс. – Моя судьба связана с океаном, и я просто обязан знать его секреты – все до единого.

- Что ж, тогда слушай. В воде обитают тысячи и тысячи крошечных существ размером с клеточку твоего тела. Они носят в себе гроздья светящихся зерен. Другие существа, например креветки, светятся желтым. А сверлящая скалы ракушка горит лазоревым огнем. Морской черт нарочно повесил на усиках два ярких электрических фонарика, чтобы ловить на них доверчивых креветок. Ползучие создания глубин дают то синий, то зеленый, а то сиреневый цвет. Планктон тоже любит светиться ровным белым пламенем. Вот, отчего океан бывает так красив.

Никс постоял, подумал, а потом, пожав руку человеку-Костру, пробормотал: «Спасибо», - и скрылся у себя в рубке.

 

Океан погас еще до утренней зари. Элл и Фэй встретили зарю так, как просил мистер Рассвет (или мистер Закат). А Эйри к ним присоединилась. Ее интересовало всё, что касалось островов, на которых побывали подруги, и она без устали расспрашивала о том, как же всё-таки выглядел их сиятельный знакомый с солнечной короной.

- А теперь что, домой? – сокрушалась она. – И я больше не увижу ни одного таинственного островка?

- Почему же? – отозвался Никс с капитанского мостика. За время плавания его слух сделался необычайно острым. – Прямо по курсу лежит очередной таинственный остров! Таинственней не бывает! – с азартом добавил он.

 

Причалить к этому острову оказалось довольно сложной задачей. Из-за бурунов, кипевших над острыми подводными камнями, ПоЛоПлоКаль никак не мог приблизиться к берегу. Поэтому Никс решил бросить якорь на глубине.

- Почему чуть что, сразу якорь бросаем? – возмущался Тан-Тан. – Нельзя ли превратить корабль в плот?

- Смотри, - с серьезным выражением лица показал Никс. – Впереди скалы, поверхность у них как тёрка для овощей. Налетим на такую скалу – и привет! Пиши пропало. И неважно, будем мы на плоту, или на корабле, или даже в подводной лодке.

Тан-Тан понимающе кивнул и первым бросился на палубу – распорядиться, чтобы спускали шлюпки.

Остров встретил друзей стенами пахучих, шелестящих зарослей, усеянных розовыми и оранжевыми цветками самых невероятных размеров. Каждый цветок - величиной с добрую тыкву.

Юмлис греб в шлюпке вместе с человеком-Костром. Оба они до берега так и не добрались, потому как их вниманием завладели выпуклые бороздчатые раковины в прозрачной воде. Точно музейные экспонаты на витрине, раковины были аккуратно разложены по дну и пестрели столь яркими красками, что невозможно было оторваться.

Фэй тоже их заметила – и не удержалась от восторженного крика.

Тан-Тан спрыгнул в воду, которая доходила ему до пояса, и проворно набил карманы ракушками. Его примеру последовали остальные – и вскоре в каждой шлюпке набралось по горке «морских сокровищ». Путешественников охватила странная болезнь сродни золотой лихорадке. Теперь им представлялось, что на острове зарыты несметные богатства, которые только и ждут, чтобы их откопали.

Но Юмлис, наученный горьким опытом, предупредил, что в «добыче золота» участия не примет.

- Не хватало, чтобы и здесь я превратился в какую-нибудь птицу, - содрогнувшись, добавил он.

 

На берегу, прочно усевшись на ветке поваленного дерева, друзей встретил зеленый попугай. Клюв у него был такой огромный, что при желании он мог бы оттяпать этим клювом чей-нибудь палец. Попугай явно пребывал в хорошем расположении духа – он хлопал крыльями и орал во всю глотку:

«Пиастррры! Ррразрази меня гррром! Зашибу насмерррть!»

Из-за соседней пальмы робко выглянул глазастый лемур с умоляющим взглядом и длинным-предлинным полосатым хвостом.

- На попугая не обращайте внимания, - стесняясь, проговорил лемур. – Этих слов он набрался от пиратов и теперь тоскует, потому что пиратская шхуна отчалила без него.

- Так значит, на острове живут пираты? – удивился Никс.

- Остров их временное пристанище, - смущенно объяснил лемур. – А вообще-то, здесь обитает моё большое семейство.

- А ты ми-и-иленький, - растягивая слова, проговорила Эйри. Она попыталась погладить лемура, но тот сжался и втянул голову в плечи. Однако стоило Эйри отойти подальше, как он сиганул по пальме наверх и уставился оттуда на чужестранцев большими испуганными глазами.

- Извини, я не хотела тебя обидеть, - попросила прощения Эйри.

- Это ты извини, - сказал лемур. – Просто я очень недоверчивый. А ты хорошая. Я сразу понял.

Он спустился, перебирая по стволу серыми лапами, и потянул Эйри за подол платья.

- Пойдем со мной, - попросил он, умилительно моргнув круглыми глазами. – Ты решишь наш спор.

Он успел утащить Эйри достаточно далеко (а Фэй увязалась за ними), когда Тан-Тан опомнился и бросил вдогонку:

- Эй! Какой такой спор? Что ты там затеваешь?!

Друзья не сразу заметили, что вокруг столпилось множество других – и надо сказать, весьма любопытных – лемуров. Их интересовали не ракушки, не пестрая одежда, которую феи острова Грез подарили путешественникам на прощание. Нет. Их занимали исключительно шлюпки, мирно качавшиеся на воде.

- Всегда мечтал научиться ходить под парусом. А сюда пристроить парус пара пустяков, - проворковал один из лемуров и забрался в шлюпку.

- Наконец-то! – писклявым голоском воскликнул его приятель. – Признаться, я чувствовал себя неполноценным, пока у меня не было лодки. – И с разбегу приземлился на нос второй шлюпки.

Остальные лемуры загомонили – и бросились в воду. Никс, Тан-Тан и человек-Костер пришли в крайнее замешательство. Только Юмлис не растерялся: вытащил из рюкзака Элл карманное зеркальце – и давай пускать солнечных зайчиков. Засветил солнечным зайчиком в глаз самому любознательному лемуру, отвлек двух других  - и вот уже все хвостатые непоседы дружно наблюдают, как пятно солнечного света перемещается по песку, залазит на шершавые стволы пальм и скользит по глади лагуны. Постепенно они перебрались на остров и оставили шлюпки в покое, чему Никс был несказанно рад.

 

Лемуров на острове звали одинаково.

- Я Маки, - сообщил лемур, тянувший Эйри за руку. – Мои братья и сёстры – тоже Маки. Мы все – великолепные Маки.

- Не знала, что у вас такое самомнение, - буркнула Фэй, шагая позади и подбивая камешки носками туфель.

- Тебя, - покосился на нее лемур, - вообще-то не приглашали.

- А я за компанию, - напористо ответила Фэй. – К тому же, вдруг вы причините вред моей подруге?

- Твоя подруга показалась мне умной и воспитанной, - объяснил лемур. – И я посчитал, что она сможет разрешить наш многолетний спор.

- А из-за чего вы спорите? – спросила Эйри, поправляя на ходу заячью шапочку.

- Да вот из-за чего! – показал лемур и наконец-то остановился. Над их головами висели зеленые грозди бананов и качались на ветру длинные и широкие, как опахала, листья пальм. Перед Эйри и Фэй предстала внушительная пальмовая роща. А возле рощи в несколько рядов чинно сидели лемуры. Когда они начали по очереди представляться, голова у Эйри пошла кругом.

Старший лемур, на ушах у которого красовался потрепанный венок из листьев и цветов, вышел вперед и обвел прибывших задумчивым взглядом.

- Думаю, мой сын уже ввел вас в суть вопроса, - сказал он. – Проблема в том, что у каждого семейства великолепных Маки есть собственная роща. Но есть также и роща, которая не принадлежит никому. С этим надо что-то делать, ведь мы очень любим бананы, - скорбно добавил он.

- Лишняя роща должна принадлежать королю, - поразмыслив, сказала Эйри. Эта идея немедленно получила всеобщее одобрение. Глаза у лемуров расширились настолько, что казалось, вот-вот выпадут из орбит. А полосатые хвосты распушились и поднялись трубой.

- Но кто же будет королем? – хором спросили лемуры.

Эйри завела руки за спину и поковыряла ботинком землю.

- Ну-у-у, - протянула она, - это должен быть кто-нибудь доблестный и честный, готовый всегда прийти на выручку. Кто-нибудь, кому небезразлична ваша судьба.

***

- Мне нравятся лемуры, - признался друзьям Юмлис. – Так бы здесь и остался.

- Правда? – удивился Никс, не переставая следить за солнечным зайчиком, который блуждал по головам притихших зверьков. – Но ведь они такие надоедливые. И везде-то им нужно влезть!

- А как насчет бананов? – вмешался человек-Костер. – Неужели тебе бы понравилось питаться одними бананами?

Юмлис загадочно улыбнулся.

- Бананы мне тоже нравятся. Когда они не созрели, они кисловатые. А когда созрели – сладкие. Внутри каждого банана заключено маленькое счастье.

- Ну, раз так, не будем тебя держать, - сказал Тан-Тан. – Думаю, ты вполне заслуживаешь жить на этом чудесном острове с разноцветными ракушками и ароматными цветками.

- А если соскучишься, пиши письма по адресу «Фэйриэлл, гигантский василёк, дом с остроконечной крышей», - подхватила Элл. – И отправляй с дельфинами.

 





Элл и
Бурный океан
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика