3.


Сумасшедший гений, как выразился Тан-Тан, был вовсе не сумасшедшим. Но в округе считали, что он самую малость спятил. Он сколачивал диковинные машины из досок, гвоздей и того, что под руку попадется. И ни одна из этих машин не работала.

Когда рано поутру Элл и Тан-Тан подошли к строительной площадке «гения», тот вовсю возился с очередным агрегатом неведомого назначения. На боку у агрегата Элл успела разглядеть неаккуратную черную надпись «Мистер икс».

- Какое необычное имя! – поразилась она.

- Тише! – попросил Тан-Тан. – Сейчас его лучше не отвлекать.

Но было уже поздно. Услыхав голоса, изобретатель отложил инструменты, повернулся к посетителям и поприветствовал их легким наклоном головы.

- Добрый день, - сказал он. – Меня зовут мистер Никс. Но можно просто Никс.

Никс оказался еще более лохматым и немытым, чем Тан-Тан. Большие голубые глаза горели азартом, и было видно, как ему не терпится вновь приступить к работе. Все свои изобретения он подписывал одинаково – «Мистер Никс». Но проказники мальчишки, которые время от времени шныряли по строительной площадке, нарочно стирали первую букву имени. И получалось «Мистер икс», что тоже звучало неплохо.

Никс протер глаза кулаками, поморгал и вдруг расплылся в широкой улыбке.

- Неужели неряха Тан-Тан?! – воскликнул он, раскинув руки. – Правильно сделал, что зашел! Поболтаем, попьем чайку… А кто это с тобой?

- Если честно, я не успел узнать ее имя, - признался Тан-Тан и виновато поковырял землю носком ботинка.

- Меня зовут Элл, - представилась Элл. – И мне нужна ваша помощь. Дело в том, что…

- Ведьма раскидала ее подруг по островам Бурного океана, - перебил Тан-Тан.

- Бурный океан? Какая прелесть! – захлопал в ладоши Никс. – Я как раз заканчиваю строить ПоЛоПлоКаль, чтобы отправиться на нем в дальнее плавание по Бурному океану.

- По-Ло-Пло-Каль? – переспросила Элл.

- Ну да. ПОдводная ЛОдка, ПЛОт, КорАбЛЬ, - пояснил Никс. – Что называется, три в одном. Достаточно нехитрой команды, чтобы подводная лодка превратилась в плот, а плот – в корабль, и наоборот.

- Неужели эта штуковина способна во что-нибудь превратиться? – выпучил глаза Тан-Тан.

- Не забывай, дружище, я ведь только наполовину изобретатель, - загадочно изрек Никс.

- А на вторую половину? – спросила Элл.

Но Никс ничего не ответил и, посвистывая, принялся ввинчивать шурупы в корпус ПоЛоПлоКаля.

- С ним бывает, - закатил глаза к небу Тан-Тан. – У одних гениев винтиков не хватает, а другие не знают, куда деть лишние.

От ПоЛоПлоКаля оторвалась и, лязгая по круглому корпусу, съехала на бетон шаткая конструкция из железной проволоки.

- Вы приняты в мою команду, - не оборачиваясь, сказал Никс. – Встречаемся здесь же завтра, в рассветный час.

 

Элл так обрадовалась, что чуть не пустилась в пляс. Но радость тотчас омрачилась тяжелой мыслью: а вдруг найти подруг не получится, и они навсегда застрянут на этих злополучных островах?

- Пойдем, - потянул ее за руку Тан-Тан. – Нужно еще собрать вещи. Не думаю, что в плавании пригодятся мои рогатки. Но я всё-таки их прихвачу. А вот что касается еды… У меня в закромах шаром покати.

- О еде не беспокойся, - сказала Элл. – Мы запаслись пыльцой на целую зиму.

- А варенье у вас есть? – облизнулся Тан-Тан. – Дело в том, что я очень люблю варенье. Вишневое. С косточками…

- Будет тебе варенье, - улыбнулась Элл.

 

Когда они ушли, Никса со всех сторон обступила детвора. Тот, в клетчатой рубашке с засученными рукавами, ковырял ПоЛоПлоКаль блестящей отверткой.

- Зря стараешься! Не полетит твое корыто! Бе-бе-бе! – высунул язык мальчишка, который стоял на нижней жерди забора.

- Ух я вам, шалуны! – в шутку пригрозил Никс. – Кто станет запускать корыто в небо? Не-е-ет, оно поплывет.

- Не поплывет! Не поплывет! – наперебой закричали мальчишки.

- А вот мы завтра и проверим, - потирая руки, сказал Никс. – Приходите на площадку на рассвете. Поможете оттащить «корыто» к берегу.

Те с гиканьем и улюлюканьем бросились врассыпную.

- Мистер Икс спустит металлолом на воду! Металлолом на воду! – услыхал Никс посреди всего этого шума.

 

Когда на следующий день сквозь низкие тучи пробилась алая заря, Элл и Тан-Тан были уже в сборе и ожидали у строительной площадки. По железной сетке запертых ворот полз вьюнок. На корпус ПоЛоПлоКаля, нос Тан-Тана и капюшон Элл падали редкие капли дождя. Было холодно и неуютно.

- Взяла варенье? – поинтересовался Тан-Тан.

- Извини, вишневого в подвале не оказалось, - сказала Элл и вытащила из сумки банку. – Только сливовое.

- Сливовое тоже сойдет, - ежась на ветру, проговорил Тан-Тан. – И где это Никса носит?..

 

Никс заканчивал последние приготовления. Задвинул все засовы, заколотил окна досками и повесил у входа табличку с надписью «Уважаемые воры, грабить в доме нечего. Поэтому не ломайте напрасно дверь». А еще Никс ни в коем случае не должен был забыть о спичках и масляном фонаре.

«В любую бурю фонарь – спасение, - говаривал его дед. – Беду прогонит прочь, врагов остановит, спорщиков усмирит».

Спустившись с крыльца, Никс обнаружил у строительной площадки целую ватагу мальчишек. Они яростно препирались с Тан-Таном и Элл.

- Мы вас не звали! Зачем пришли?! – наседал Тан-Тан.

- Мы тебя не звали! Зачем пришел? – передразнивали те.

- Угомонитесь уже! – прикрикнул на них Никс. – Тан-Тан и Элл в моей команде. А сорванцов я позвал, чтобы помогли корабль до причала дотащить.

- Корабль? – презрительно переспросил Тан-Тан. – С каких пор твоя невзрачная штуковина зовется кораблем?

Элл закрыла руками лицо: наверняка сейчас вспыхнет ссора, и никуда они с Тан-Таном не поплывут. Разве можно будущему матросу так отзываться о капитанском судне?!

Однако никакой ссоры не вспыхнуло. Вспыхнул только фитиль масляного фонаря. Тан-Тан уставился на фонарь с изумлением и потерял дар речи. Дети тоже притихли.

- Вот так-то лучше, - улыбнулся Никс. – А теперь за мной, друзья! К причалу!

 

ПоЛоПлоКаль с горем пополам доволокли до берега, где шумел и ревел Бурный океан. Никс взглянул на ребятишек. Они, уставшие, уселись на песок рядом с кораблем и скрестили ноги.

- Привезу вам из дальнего путешествия даров океана, - пообещал Никс. Детвора сразу оживилась.

- А не врешь? Привезешь? – спросил мальчуган в серой шапчонке.

От других тут же посыпались заказы:

- Мне морскую звезду!

- А мне медузу!

- А мне жемчужин!

- А мне пиратский клинок!

Тан-Тан перевел взгляд с мальчишек на Элл.

- Сомневаюсь, что пиратский клинок относится к дарам океана! - прокричал он, пересиливая грохот прибоя. – С пиратами, как и с ведьмами, лучше не связываться!

- Мне вот интересно другое! – крикнула Элл, утирая со лба соленые брызги волн. – Как ПоЛоПлоКаль поплывет?! По виду не скажешь, что конструкция прочная!

- Спроси у нашего изобретателя! – посоветовал Тан-Тан.

А изобретатель тем временем уже толкал корабль к воде. Привереда-океан то цеплялся за ПоЛоПлоКаль своими водяными лапами, норовя утащить на глубину, то старался выбросить подальше на сушу. Океан явно не знал, что делать с этой громоздкой машиной.

- Друзья, на вас вся надежда! – крикнул Никс. – Вы мне верите? Вы верите в меня?

- Верю! – без колебаний отозвалась Элл.

- И мы верим! – замахали руками мальчишки.

А вот Тан-Тан начал сомневаться, что затея с «железной штуковиной» сработает. В Тан-Тане жил скептик, и его в самый раз пора было выдворить. Но скептик оказался забывчивым и постоянно возвращался – то за подушкой, то за чайником. Наконец, когда скептик унес все свои пожитки, Тан-Тан тоже поверил в гениальность Никса. И в это мгновение ПоЛоПлоКаль превратился в отменный корабль с тремя мачтами и развевающимся на ветру полосатым, как шарф, флагом.

- Ура! Получилось! – запрыгала детвора.

- Команда, добро пожаловать на борт! – возвестил Никс. И уже когда они были на борту, распорядился: - Отдать концы!

- Погодите! А фонарь?! – хором заорали с берега мальчишки.

Будюп и совенок тоже были тут как тут. Совенок кружил над головами ребят, несмотря на то, что в утренние часы совам положено спать. У Будюпа на ветру уши развевались, как маленькие паруса, и он изо всех сил пытался издать хоть звук, чтобы как-то привлечь внимание.

Элл сбежала по трапу, приняла фонарь из рук мальчишки в серой шапчонке и печально посмотрела на питомцев:

- Простите, не могу взять вас с собой. Будюп, ты не выдержишь качки. А ты, совенок… Океан не твоя стихия. В океане не поохотишься на мышей. Я, конечно, слыхала, что в глубоких водах водится морская мышь. Но едва ли она окажется съедобной.

ПоЛоПлоКаль надул паруса, завертелся никем не управляемый штурвал. Едва Элл вернулась на палубу, как трап подняли, и из громкоговорителя раздалась команда «Полный вперед!».

Но не тут-то было. Океан встал на дыбы. Он всячески старался вытолкать корабль обратно на сушу, неистово бил волнами по корпусу, однако в итоге проиграл и с шумом негодования покорился.

 

Элл долго смотрела вслед удаляющемуся берегу, где хлопал крыльями ее любимый совенок и рылся в песке смешной носатый Будюп. Она видела, как стали расходиться мальчишки, как закутался в белую дымку замок призрачной куклы, что стоял на скале. Элл и понятия не имела, что за этой скалой пряталась ведьма.

- Тысяча мокрых ежей! – выругалась Ведьмерра. Топнула ногой и сплюнула на камни. – Не удался мой коварный замысел! Я ведь и туч дождевых нагнала, и ссору наколдовала. Даже соню-совенка разбудила! А они все равно уплыли!

Дождь, который поначалу лишь накрапывал, принялся лить основательно. И Ведьмерре, которая не захватила зонтик, оставалось лишь шлепать по лужам да горестно вздыхать. Что-то в ее обличье неуловимо изменилось…

 





Элл и
Бурный океан
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика