4.


Тан-Тан страдал от безделья. Стрелял вдаль желудями из рогатки, подолгу сидел в корзине на верхушке самой большой мачты и глядел на серый горизонт.

- Хоть бы морская болезнь у меня началась, что ли, - сказал он как-то Никсу. – А то никакого разнообразия. Тоска.

- Чтобы дать отпор тоске, прогуляйся по доске, - пошутил Никс. Изображая пирата, взял в зубы саблю и прищурил левый глаз.

- У меня идея получше, - выглянула из рубки Элл. – Почему бы не превратить ПоЛоПлоКаль в плот?

- Прелестно! – воскликнул Никс. – И как это я сам не догадался!

 

На плоту в свете масляного фонаря было страшно и уютно одновременно. Элл с замиранием сердца склонялась над темной холодной гладью Бурного океана. Волны сделались совсем низкими, и в глубине чернели широкие спины безымянных рыб. Этим рыбам до плота не было никакого дела.

Тан-Тан выклянчил у Никса банку сливового варенья, хотя Никс решительно возражал и настаивал на том, что припасы нужно расходовать экономно.

Треть банки варенья спустя Тан-Тану захотелось пить.

- Нечего, - отрезал Никс. – Сначала есть, потом пить. А нам еще плыть и плыть. И вообще, отдай уже банку!

Тан-Тан поворчал, но банку не отдал. И вот когда варенья оставалось на самом донце, Элл вскрикнула от удивления. Рядом с плотом неведомо как очутился морской конек. Он был размером с небольшой башмак, и на его оранжевом тельце росло множество длинных шипов.

- Помогите! За мной погоня! А у меня в кармане сотня невылупившихся мальков! – на одном дыхании выпалил он.

- Морских конят? – облизывая пальцы, спросил Тан-Тан и, не дожидаясь ответа, озвучил свою мысль: – Что ж, ради спасения морских конят я пожертвую банкой от варенья. Тем более что варенья всё равно кот наплакал.  

Он прополоскал банку в соленой воде за бортом – и морской конек поспешно туда юркнул.

- Тот, кто за мной гонится, очень злой и зубастый, - предупредил он. – Вам лучше поторопиться, не то от плота останутся одни щепки.

Никс важно подбоченился.

- Улепетывать от злых и зубастых – не по-нашему! Я знаю куда более надежный способ избежать острых зубов. ПоЛоПлоКаль, стань подводной лодкой!

Не успели друзья опомниться, как оказались в окружении прочных жестяных стен. Элл уставилась в иллюминатор.

- О, а вот и преследователь! Вернее, преследовательница…

За иллюминатором скалилась и размахивала кулаками зеленая русалка с толстым чешуйчатым хвостом. Хвост не был раздвоен на конце, как у обычных русалок, а скорее напоминал гибкий заостренный стебель гигантского растения.

Тан-Тан немного потеснил Элл и, увидав русалку, присвистнул:

- Ну и страшилище!

- Вовремя мы, - с облегчением вздохнул Никс. 

Но русалка не думала вот так просто отступать. Она решила, что жесть ей вполне по зубам, и принялась грызть обшивку подводной лодки, скребя по ней длинными ногтями.

Никс завел мотор. Завертелись пропеллеры, побежали вокруг ПоЛоПлоКаля пузыри воздуха – и подлодка умчалась на глубину.

Еще некоторое время русалка продолжала погоню, но потом что-то заставило ее повернуть обратно.

- Ура! – победоносно вскричал Тан-Тан. – Выдохлась, севрюга мне в глотку!

- С каких это пор ты стал ругаться, как пират? – поинтересовалась Элл.

- И вовсе не как пират, - обиделся Тан-Тан. – Что мешает мне ругаться, как честный матрос?

Морской конек закружился в банке.

- Рано радуетесь, - сказал он. – Русалка отстала неспроста. В этой части океана водятся глубоководные чудища.

- Чудища?! – подскочил Тан-Тан. – Что же ты раньше-то молчал?!

- А у нас разве есть выбор? – пожал плечами Никс. – Была не была! Заглянем на чаёк к глубоководным чудищам!

- Если, конечно, они пьют чаёк, - прошептала Элл и сжалась в комок.

***

После опасного приключения в океанской впадине Никсу, Тан-Тану, Элл и даже морскому коньку долго снились кошмарные сны. Никс хорошо запомнил, как цепкое чудище с искрящимися во тьме щупальцами приклеилось к переду подводной лодки и пыталось запихнуть ее в свою бездонную пасть. Тан-Тан был разочарован поведением тонкого блестящего угря, который тыкался в стекло иллюминатора и выглядел так, словно хотел сообщить какой-то особенный секрет. Секрета угорь так и не раскрыл, зато приманил рыбу-удильщика, которая имела чудовищно глупый и устрашающий вид. По обеим сторонам головы у этой рыбы свисали бахромой клочья кожи, а челюсть была снабжена целым арсеналом крючковатых зубов. Элл отскочила от иллюминатора и забилась в дальний угол каюты, после того как перед самым ее носом уродливая акула-домовой с клювовидным выростом на морде ловко проглотила рыбешку.

ПоЛоПлоКаль плыл по мрачной бездне над залегшими на дне звездочетовыми рыбами, глаза у которых всегда смотрели вверх, а клыкастая физиономия выражала извечный голод. Потом Никс быстро увел подводную лодку от темного пятнистого ломозуба, глаза которого светились над кривой челюстью, а зрачки напоминали круглую лепешку луны в окружении блекло-голубого неба.

Элл и Тан-Тан трясущимися руками заваривали чай. Как обнаружилось, в подлодке можно было вскипятить воду, потому что Никс изобрел механизм, позволяющий использовать электричество глубоководных монстров.

- Хоть какая-то от этих монстров польза, - ворчал Тан-Тан. – Скорее бы на поверхность…

У морского конька вылупился первый малёк и начал безостановочно сновать по банке.

- Пора всплывать, - принял решение Никс. – От русалки мы оторвались.

 

Вынырнув из темных вод, подводная лодка, по велению Никса, вновь превратилась в плот. Тан-Тан воспрянул духом, достал удочку и сел рыбачить. В ведро, до половины заполненное водой, то и дело плюхалась мелкая рыба. Тан-Тан упорно называл ее селедкой.

- Вот сейчас селедочки отведаем, - приговаривал он. – Никс! Эй, Никс! Можно поджарить на масляном фонаре рыбу?

- Совсем совесть потеряли! – крикнул в ответ тот. – Этот фонарь достался мне в наследство! Реликвия, можно сказать.

- Тогда будь добр, помоги развести костер! Мы селедку съедим, а косточки выбросим.

- Выброшенная в океан рыбная кость порождает одно глубоководное чудище, - заметил из банки морской конек.

- Да ладно! – не поверил Тан-Тан. – Это что, примета такая? Я всё равно не верю в приметы.

Следом за первым у морского конька вылупились из икринок сразу пять мальков – и в банке сразу стало тесно.

- Их нужно выпустить, - сказал морской конек. – Иначе не будет мне житья.

Никс греб большим веслом, Тан-Тан рыбачил, поэтому роль освободителя мальков взяла на себя Элл. Они были шустрые, игривые и быстро мелькали перед глазами. За то время, пока Элл разглядывала мальков, успела вылупиться еще дюжина.

- Похоже, воду сегодня придется менять несколько раз, - пробормотала Элл и опустила банку в океан.

***

Ветер усилился. Он залетел в шалаш-кладовую и принялся озорно шуршать пакетами с едой.

- О! У нас же там еще бутерброды! – оживился Тан-Тан.

- Даже и не думай, - осадил его Никс. – Ты наловил кучу рыбы. Высадимся на каком-нибудь острове да хорошенько ее прожарим.

О том, чтобы жечь костер на плоту, он не хотел и слышать.

- Но где мы возьмем остров? – спросил Тан-Тан.

Никс невозмутимо указал вперед.

- Да вон где!

А на горизонте, и правда, замаячила земля. Сначала она была крохотной темной точкой, затем – размером с футбольный мяч. А потом неподалеку от острова путешественники разглядели серый маяк. И остров, и маяк окутывала неприятная сизая мгла, но этот маленький клочок земли был единственным местом, где можно было развести костер и утолить голод.

Когда плот подчалил к берегу, Элл и Тан-Тан спрыгнули на камни.

- Идите без меня, а я проверю, не повредила ли русалка ПоЛоПлоКаль, - сказал Никс.

Тан-Тан прихватил ведро с рыбой, пообещал раздобыть дров и приготовить ухи. А Элл объявила, что отправляется искать подруг.

- Компас возьми! – крикнул Никс. – И чтоб без компаса никуда!   

 

На плоту во мгле оранжевым светом горел масляный фонарь. Никс засучил рукава своей клетчатой рубашки навыпуск и, превратив ПоЛоПлоКаль в подводную лодку, стал проводить осмотр. Несмотря на то, что фонарь скрылся из виду, его свет никуда не пропал и пробивался сквозь иллюминатор тонким лучом.

- Иногда мне кажется, что этот фонарь волшебный, - поделилась с Тан-Таном Элл. – Ты, случайно не знаешь, были ли в роду у Никса чародеи?

Тан-Тан отрицательно помотал головой. Не слыхал он ни о каких чародеях. Однако Никс частенько недоговаривал и, вообще, был персоной загадочной. Возможно, он действительно немножко маг…

 





Элл и
Бурный океан
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика