7.


Элл как раз собиралась добавить в свою коллекцию обнаруженное на побережье колье с цветными камешками, когда Тан-Тан больно дернул ее за запястье. В другой руке у него был зажат мешок, в котором трепыхалось и надрывно кричало какое-то существо.

Элл одарила его колючим взглядом.

 - Спятил, что ли?

- Пойдем, некогда объяснять! – сказал Тан-Тан и потащил ее за собой.

Элл лишь одним глазком успела увидеть, как к ее ненаглядному ожерелью подлетела белобокая сорока. Поддев драгоценность клювом, птица тяжело захлопала крыльями и вскоре скрылась в лесу.

 

Никса они нашли у прибрежной скалы. Тот, как всегда, возился с ПоЛоПлоКалем, и его рубашка была измазана чем-то черным. Тан-Тан побледнел и почувствовал, как почва уходит из-под ног.

- Ты что, тоже превращаешься? – воскликнул он. – Нет, даже не думай! Если не ты, то кто вывезет нас с этого проклятого острова?!

Никс приподнял правую бровь и насмешливо уставился на Тан-Тана.

- Чепуха, - сказал он. – Я и не думал превращаться. А что стряслось?

- Остров заразный! – нетерпеливо пояснил тот. – Если в ближайшее время мы отсюда не уберемся, то все станем сороками! Вот! – Он потряс мешком, где кувыркался пернатый Юмлис. – Один из моих друзей превратился у меня на глазах. И пусть на меня обрушится эта скала, если я вру!

Никс отложил инструменты и невозмутимо пожал плечами.

- Что ж, в таком случае, отчаливаем.

 

Сказано – сделано. По приказу капитана, ПоЛоПлоКаль послушно стал кораблем и, отплыв от берега, набрал полный ход. Не успел Тан-Тан досчитать до ста, как злосчастный остров Сорок скрылся за горизонтом. И тут только Элл обнаружила, что они забыли о маленькой Ненни.

- Как вы могли?! – разорялась она. – Оставить Ненни одну-одинешеньку среди незнакомых людей и птиц способен лишь бесчувственный! А всё Тан-Тан: пойдем, некогда объяснять! Куда, спрашивается, торопились?

Тан-Тан сидел на бочке, заложив ногу за ногу, и беззаботно разглядывал коричневую веревочную сеть под парусом. Он выпустил сороку-Юмлиса, и тот прыгал по палубе, издавая назойливый стрекот.

- Когда ты в последний раз видела Ненни? – деловито осведомился Никс.

- Ну… Если честно, - замялась Элл, - я не видела ее с тех самых пор, как мы повздорили из-за пуговиц. Они так красиво переливались на солнце… И что на меня нашло – затевать ссору на пустом месте! Кстати, Ненни победила, и пуговицы достались ей. У нее в тот день еще была странная прическа… Не то волосы, не то перья на голове.

- Всё ясно, - сказал Тан-Тан. – Твоя Ненни превратилась в сороку. Тебе просто повезло, что ты осталась прежней.

- Значит, ее теперь не спасти?

Тан-Тан пожал плечами.

- Надеюсь, от этой болезни всё-таки есть лекарство. Малышка Ненни должна попытаться снова стать человеком, хоть нас и не будет рядом, - вздохнул он. – А нам нужно спасти Юмлиса. Эй, капитан! Какой у нас остров на очереди? – поинтересовался он у Никса. Тот стоял у штурвала и насвистывал песенку.

- Остров Новогоднего Безумия, - отозвался Никс.

- На корабле лучше не свистеть, - сделал замечание морской конек. – На свист приплывают скаты. А они мастера устраивать бури и шторма.

Путешественники дружно обернулись. О морском коньке они и думать забыли. А между тем вокруг него плавало уже никак не меньше дюжины вылупившихся мальков.

- Я поменяю воду! – вызвалась Элл.

Ее спустили к воде на тросах. Волны вздымались на поверхности Бурного океана, как игривые барашки. Зачерпнув банкой воды и выпустив мальков, она собралась уже дать знак друзьям, чтобы ее поднимали, как вдруг увидала под собой широкую пятнистую спину неведомого существа. Что-то заставило Элл оцепенеть.

- Скорее! – попросил морской конек. – Это скаты! Они умеют поражать добычу на расстоянии.

Элл потрясла головой и дернула державший ее трос. Тан-Тан с Никсом наверху принялись тянуть изо всех сил. Под ногами у Элл беспорядочно плясали волны, кружились какие-то разноцветные пятна, темнели в гуще вод электрические скаты, а в небе над ПоЛоПлоКалем стали собираться плотные грозовые тучи.

«Где же вы, Эйри и Фэй? – подумала Элл, закрывая глаза. – Я так соскучилась…»

 

Шторм разразился нежданно-негаданно. Никс отказывался верить, что бурю вызвали скаты и что виной тому его безобидный свист. Палуба раскачивалась, словно маятник. Тан-Тан и Элл еле успели привязать себя к поручням. Никс вцепился в штурвал мертвой хваткой, а банку с морским коньком для безопасности спрятали в трюм и закрыли крышкой. Бочки и табуреты перекатывались по настилу туда-сюда. Часть инструментов для починки ПоЛоПлоКаля отправилась в свой последний путь к бездне.

«Ай-яй! Мой ценный разводной ключ!» - всплакнул Никс и, сжав зубы, крутанул штурвал, хотя это было абсолютно бесполезно.

- Главное не упустить фонарь! – крикнул он. – Зажгите его! Зажгите, во что бы то ни стало!

Волны накатывали на палубу одна за другой. Казалось, им не будет конца. Но океан решил взять небольшую передышку, и в этот момент Элл с Тан-Таном наперегонки бросились в рубку. Там, испуганно стрекоча, билась под потолком сорока.

Элл схватила фонарь, в ладонях у Тан-Тана запрыгал коробок спичек. И вот на верхушке фитиля вспыхнул слабый огонек. Из голубого его свечение постепенно сделалось оранжевым. Элл аккуратно закрыла стеклянную створку фонаря.

Буря по-прежнему грохотала за бортом, но теперь корабль был словно огражден невидимым щитом. Парус больше не трепало рассерженным ветром, палубу не заливало водой. Можно было спокойно прилечь на койку и вздремнуть. Или подкрепиться припасами.

Тан-Тан выглянул из рубки и поразился:

- Вот так чудеса!

Вылез из трюма растрепанный и довольный Никс, удерживая рукой банку с морским коньком. Другая его рука была забинтована.

- Сломал? – ахнула Элл.

- Всего лишь связки растянул, - улыбнулся тот. – Вы молодцы. Быстро сработали. Теперь мы в безопасности.

- Значит, фонарь всё-таки волшебный, - проницательно прищурился Тан-Тан. – Или я не прав?

- Кто знает, кто знает, - отвёл глаза Никс. – Быть может, волшебный – фонарь. А быть может, волшебные – вы сами.

Скаты поняли, что буря кораблю нипочем, поплевались электричеством и, несолоно хлебавши, убрались восвояси. Среди туч многообещающе засияло солнце.

***

Ведьмерра вернулась в хижину с чувством, что всё в этой жизни складывается как нельзя лучше и что учиться на своих ошибках не так уж и страшно.

- Всего-то навсего сказать пару добрых слов! – поделилась она с кошкой. – Пара слов – и длинного носа как не бывало! Эх, я молодец! Ты, небось, до такого бы не додумалась, а?

- Мр-р-ряу, - промурлыкала Чернотень, небрежно свесив со шкафа черную лапу и всем своим видом показывая, что кошкам подобные ухищрения ни к чему.

- Ну-ка глянем, что у нас там, в котле, - потерла руки ведьма. Влив в болотно-зеленое месиво капельку из пузырька с секретным ингредиентом, она стала ждать, пока над котлом появится голограмма. На голограмме безмятежно светился день, да плыла под парусом торжествующая тройка путешественников с сорокой и морским коньком.

- Эй! Что за дела? – опешила Ведьмерра. – Я же заказывала бурю! Где буря?!

Она суетливо забегала по хижине, нечаянно споткнулась о кочергу и пробороздила носом пол. Теперь не удались уже целых две ведьминых проделки. И когда Ведьмерра, кряхтя, поднялась на ноги, то обнаружила, что стала похожа на осла. Оба ее уха выросли до ужасающих размеров и задевали люстру на потолке всякий раз, как ведьма под ней проходила.

 - Ах, я горемычная! Ах, бездарная! Ничего-то у меня путного не выходит! – потрясла она костлявыми руками. – Неужели снова придется делать добрые дела?!

Она опять полезла в книгу за советом косметолога. Чернотень внезапно тоже проявила интерес к хозяйкиной проблеме и спрыгнула со шкафа так, что затрещали на полу смолистые доски.

- Посмотрим, что пишут умные люди… - Ведьмерра обслюнявила палец и принялась листать. – Ага, вот! Средство от ослиных ушей. Отыщите в лесу самую старую ель и обойдите вокруг нее семь раз… О! – обрадовалась ведьма. – Значит, добрых дел не нужно? Какое облегчение!

- Мр-р-р-яу, - сказала черная кошка, поднырнув под ее локоть.

- Ой, да тут не всё! – спохватилась ведьма и перевернула страницу. – Затем, - прочитала она, - пойдите в ближайшую деревню и посетите двух самых немощных людей. Сделайте для них следующее…

Ведьмерра прикрыла глаза рукавом своего парадного платья и отодвинулась от книги.

- Нет, я так больше не могу, - сказала она. – Этот косметолог что, смерти моей хочет? Не стану я угождать никаким немощным людям!

Она отступила еще на шаг, неловко повернула голову – и в этот момент со звоном обрушилась люстра.

- Проклятущие уши! – прошипела ведьма. – Ну ладно уж, так и быть. Убедили!

Она раздобыла в чулане широкий цветастый платок и намотала его на кончики ушей, чтобы жители ближайшей деревни не разбежались при ее появлении. Хотя кто знает? Может, автор полезных советов рассчитывал как раз на это? Немощным людям ведь всё равно далеко не убежать.





Элл и
Бурный океан
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика