Глава 11. Об исчезающих видах


Бессонница на цыпочках ходила из комнаты в комнату, рассчитывая, что сможет на кого-нибудь напасть. Но, как выяснилось, уставшие путники далеко не лучший выбор. Бессоннице удалось напасть на одну лишь Фэй. Передав эстафету, коварная злодейка свернулась тенью в уголке. Теперь неприкаянно бродить по комнатам предстояло Фэй.

И она бродила, прислушивалась к чужому дыханию в надежде, что не спит кто-нибудь еще. Элл и Эйри дышали ровно и глубоко. Малышка Мэджи ворочалась и бормотала. Кэри протяжно вздыхала, и в ее бессвязном шепоте несколько раз отчетливо прозвучало слово «корона».

«Хорошо им, они видят сны, - огорченно подумала Фэй. – А мне что делать? Здесь нету даже холодильника, куда можно было бы залезть за сыром или ветчиной…»

 

Кругом стояла отлитая из черного воздуха тишина. Тьма накрыла город звуконепроницаемым колпаком, и снаружи не доносилось ни стрекотания сверчков, ни уханья ночных охотниц.

Порядком утомившись от блуждания по лестницам и коридорам, Фэй, наконец, уснула на каком-то ветхом диване. И привиделись ей, конечно же, Энионы. Они не спеша прогуливались по какой-то широкой парковой аллее, а их шары были темны и пусты. Но вот одному Эниону встретился человек.

- Я хочу богатства и славы, - сказал человек, горделиво любуясь, как поблескивает у него на запястье золотой ремешок часов. – У меня будет совершенно необыкновенный особняк с бассейном и вышколенной прислугой. А по утрам мне в постель будут подавать…

Он так и недоговорил, что же ему будут подавать в постель, потому что Энион вдруг разинул клюв – и человека не стало. Зато в темном шаре у Эниона что-то заблестело и забилось о прозрачные стенки. Переливающаяся золотом рыбка, похожая на быстрого маленького угря.

 

Фэй проснулась в холодном поту. Но через минуту на нее снова нахлынула волна сновидений. Теперь ей снились сокровища. Горы и горы драгоценных камней, колец и подвесок на любой вкус. Они сверкали, они ослепляли, они звали:

«Дотронься до меня, надень меня!»

«Где это? Где это находится?!» - почти прокричала Фэй.

«Ищи у подножия Мрачного утеса», - ответил грозный голос.

А потом наступило утро. Оно ворвалось в окна и разбило черный ночной колпак на множество сияющих осколков.

 

Незадолго до рассвета встала с постели Эйри. Она вдруг поняла, что во время путешествия забыла кое о чем очень важном. Вернее, кое о ком.

«Я была до того сбита с толку, что ни словечком не перемолвилась с Ривиэлом! – с досадой подумала она. – А ведь он точно был среди прочих, когда мы забирались на ящерицу. Почему я с ним не поздоровалась? А он? Неужели он не обратил на меня внимания?»

С такими мыслями Эйри вышла из комнаты и наугад двинулась по темному коридору. В нескольких метрах от лестницы она остановилась, потому что услышала шаги и совсем легкое, как ветерок, дыхание. Тот, кто дышал подобно ветру, тоже остановился. Но вовсе не из-за Эйри. Он что-то увидел в редеющем сумраке первого этажа.

Эйри перегнулась через перила, чтобы разглядеть то, что заинтересовало незнакомца. И вот во тьме вырисовались три белые, как бумага, ноги с маленькими копытцами. Ноги процокали к столику с вазой, где понуро стоял сорванный недавно цветок. Потом ноги исчезли. Зато появилось серебристое туловище с двойным хвостом. Первый хвостик был маленький, как у зайчонка. А второй больше напоминал веер из павлиньих перьев и располагался над маленьким.

«Три ноги, два хвоста, - пробормотала Эйри. – Никак мне мерещится!»

То ли дивное существо услыхало ее шепот, то ли его спугнул рассвет, но в следующий миг туловище тоже исчезло. А цветок сам по себе выскочил из вазы и поплыл по воздуху к двери. Дверь хлопнула.

«Вот те раз!» - прозвучал чей-то голос. Незнакомец, который дышал, как ветер, оказался всего-навсего Ривиэлом. Когда солнце залило коридор, Эйри узнала своего доброго друга.

- Прости, - сказал он. – Из-за всех этих треволнений я был не в своей тарелке и ни о чем не мог думать.

Эйри понимающе кивнула и стянула с головы заячью шапочку. Ее мелкие золотистые кудряшки рассыпались по плечам.

- Кстати, не знаешь, что за странное животное бродило внизу? – поинтересовался Ривиэл.

- Понятия не имею, - призналась Эйри. – Но Фэй, уж наверное, знает. Обо всем, что касается Фэйриэлла, лучше спрашивать у нее.

 

- Ну, это был один из исчезающих видов, - закинув ногу на ногу, важно заявила Фэй. – Если, как вы говорите, он то исчезал, то появлялся, здесь нечего и гадать. Исчезающие виды занимают опустевшие дома и наводят там порядок. Я так давно их придумала, что чуть сама не забыла.

- Выходит, нет никаких специальных слуг? – расстроилась Элис. – А я собиралась дать им указания насчет занавесок в спальне. Какая жалость!

- Если случайно увидите другие исчезающие виды, зовите меня, - попросила Фэй. – А сейчас я отправляюсь к Мрачному утесу. Там абсолютно точно зарыт клад.

 

Идти к утесу модница Кэри наотрез отказалась, и Элис подтрунивала над ней до самого ухода. Ривиэл обнаружил в доме чулан с новенькими штыковыми и саперными лопатами. Еще там оказался целый арсенал мётел, ведер и прочего уборочного инвентаря.

- Чур, мне вон ту маленькую! - оживилась Фэй и ухватила саперную лопатку. Элл с Элис не поделили высокую лопату с черным блестящим ковшом, из-за чего чуть не подрались. А Эйри взяла с собой пару пустых ведер, чтобы было, куда складывать сокровища.

- Ты уверена, что там действительно закопан клад? – приставала к Фэй малышка Мэджи. – Кто тебе сказал?

- Мне приснилось, - скупо отвечала та.

- Всё, что снится нашей Фэй, непременно становится правдой, - бодро докладывала Элл.

Так они дошли до окраины города, где, выстроившись рядами, охраняли границу Энионы.

Ривиэл наклонился к Эйри.

- Думаешь, нас пропустят?

- Будем надеяться, Фэй что-нибудь придумает, - покраснев, пробормотала Эйри.

 





Дорога
в Фэйриэлл
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика