Глава 13. О Летучей карусели и строгой учительнице


Стоял погожий, пронзительно яркий день. Фэй что-то строчила в помятом блокноте. Эйри пила какао в кресле-качалке, которое на днях приснилось Фэй. А Элл с Будюпом разбирали на ковре ракушки, найденные у моря. Море и ракушки тоже приснились Фэй, поэтому теперь Мрачный утес высился не в пустоши, а, как ему и полагалось, над водой.

- Вот уж не думала, что некоторые могут растаять просто из-за того, что кто-то поступает нелогично, - сказала Эйри.

- Беда Энионов была в том, что они ко всему относились серьезно, - поделилась мнением Элл.

- Вы вот тут рассуждаете, - пробурчала Фэй. – А у  меня ничего не получается. Где пальма, о которой я написала в блокноте? А новая люстра с зелеными листьями винограда?

Элл и Эйри повертели головами. Ни пальмы, ни люстры они не увидели.

- Может, ты не всё учла? – предположила малышка Мэджи. Она сидела на лестнице и жевала мармелад.

- Ну да, как же! Каждую деталь описала.

- Зато те вещи, которые тебе приснились, уже девать некуда, - сказала Мэджи. – Скоро чулан не закроется. Табуретки, торшеры, костюмы на все случаи жизни…

Фокс встала из-за стола и завела глаза к потолку.

- Похоже, пора мне видеть сны на какие-нибудь другие темы. С мебелью и одеждой надо завязывать.

- Нет-нет! – сбежав по лестнице, запищала модница Кэри. – За новую корону спасибо, конечно. Но мой гардероб еще не полон! Присни, пожалуйста, платье с зеленым поясом и шлейфом! Да чтобы моего размера.

- Это уж как получится, - сказала Фэй. – Но зачем тебе столько платьев? Куда ты в них будешь ходить?

- Как куда? – удивилась Кэри. – В город, конечно! Теперь, когда Энионы растаяли, можно смело гулять по городу и кататься на «Летучей карусели» в парке развлечений. Неужели вы еще не слышали о карусели? В каждом дворе только и разговоров, что о ней.

Карусель! Фэй только сейчас вспомнила о своем старом сне, который она видела в долине Цветов-Великанов. На ее карусели люди ни за что не держались и ни на чем не сидели. Они просто летали по воздуху среди разноцветных лент, как бумажные змеи.

- Какая замечательная новость! – воскликнула Эйри. – Мы с Ривиэлом сейчас же пойдем в парк!

С криками «Эй! Ривиэл! Ривиэл!» она умчалась наверх.

- С тех пор как объявился этот Ривиэл, Эйри вечно с ним пропадает, - вздохнула Элл. – Нельзя позволить ему разрушить нашу дружбу. Вот бы ты, Фэй, увидела во сне, что у Ривиэла выросли оленьи рога и он ускакал в чащу.

- Я попробую, - тонко улыбнувшись, пообещала Фэй.

 

В парк развлечений отправились всей честной компанией, начиная от робкой Мэри и заканчивая старым пекарем, которого опять мучил радикулит. Модница Кэри долго выбирала, какой наряд ей надеть, и, в итоге, остановилась на платье с розовым поясом и шлейфом.

- Но ты ведь понимаешь, Фэй, розовый пояс совсем не то, что зеленый, - без умолку трещала она до самого парка. – Поэтому будь добра, увидь во сне платье с зеленым поясом.

- Похоже, придется брать с нее деньги за заказы, - недовольно ворчала Фэй.

Они шагали по улицам, украшенным флажками и воздушными шариками. Огибали круглые клумбы маргариток и роз и старались не наступить на разрисованные мелками тротуарные плитки. Незнакомые люди шли навстречу Фэй и улыбались, словно бы признавая в ней свою создательницу. Где-то вдалеке пели рожки и гудели трубы. И вот, наконец, показались ворота парка.

- У-у, сколько народу, - протянула Элл. – Нам обязательно туда идти?

- А ты не хочешь прокатиться на карусели? – легонько толкнула ее малышка Мэджи.

– Давай, не трусь. Мы все прекрасно знаем, что ты не выносишь шума и толкотни. Но поверь, карусель стоит того, чтобы немножко потерпеть, - сказала Фэй.

- Только не говори, что и она тебе приснилась! – воскликнула зазнайка Элис.

Фэй сжала губы. Скоро она начнет требовать плату за каждое упоминание о снах.

 

У «Летучей карусели» была всего одна «нога» - длинная жердь, на которой она парила в воздухе, ни к чему не крепясь. Карусель, словно волчок, раскачивалась вокруг своей оси, и на нее наматывались широкие разноцветные ленты. Рядом с лентами, на расстоянии нескольких метров от земли, свободно летали люди. Обезумев от радости, они кричали – кто низким голосом (Элл рассудила, что это очень серьезные, деловые дяденьки), а кто тонким и уж совсем писклявым голоском.

При мысли о предстоящем катании на аттракционе Эйри тоже обезумела. Позабыв обо всех на свете, включая Ривиэла, она устремилась в гущу толпы. Фэй подобрала с тротуара и отряхнула от пыли ее заячью шапочку.

- Как работает механизм? – недоумевал старый пекарь. – Почему карусель не падает? И, что самое главное, почему не падают люди?

- Им неважно, как и почему, - задумчиво произнесла Фэй. – Они просто счастливы.

«Кхе-кхм!» - вдруг зловеще раздалось за спиной у старого пекаря. От неожиданности пекарь подпрыгнул, да так неудачно приземлился, что подвернул себе ногу. Вытаращившись на пожилую даму с абсолютно белой шевелюрой (Фэй решила, что это парик), он пару раз икнул и сник. Перед ним стояло само воплощение «непримиримого и строгого учителя». В руках пожилая дама держала указку, а у нее на носу сидели большие круглые очки.

- Я знаю всех в Лайреоне, - строго сказала дама с указкой. – А вас ни разу не видела. Вы туристы?

- Да, в общем-то, как бы нет… - пробормотал пекарь.

- Не мямлите! Мямли раздражают! – не терпящим возражений тоном произнесла дама. – А вы? – обратилась она к Фэй и Элл. – Сегодня праздник, но это не повод пропускать школу.

- Мы не ходим в школу! – хором ответили те.

- А надо бы, - сказала пожилая дама, осуждающе цокнув языком. – Итак, отговорки не принимаются. Завтра я хочу видеть новичков в своем художественном классе. А что касается вас, молодой человек, - повернувшись к пекарю, властно добавила она, - то для художественной школы вы несколько неотесанны и грубоваты. Однако вполне сгодитесь в качестве помощника в изостудии.  

Когда она ушла, пекарь попросил зеркальце у модницы Кэри и, разглядывая свое лицо, жалобно воскликнул:

- Она назвала меня молодым человеком. Какая жестокость! Какая гнусная насмешка!

 





Дорога
в Фэйриэлл
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика