Глава 14. О травяных настоях, булочках и колыбельных


Вечером, когда на улицах зажглись фонари, а в небе пролегли звездные тропки, жители долины кружком расселись на ковре в гостиной и долго молчали, глядя друг на друга. Им, быть может, и хотелось поделиться впечатлениями от катания на карусели, да только никакие подходящие слова не шли на ум. К тому же, настроение подпортила дама с указкой.

- Не пойду я ни в какую в школу, - заявила Элл, скрестив на груди руки. – Понимаю, если бы там еще учили выживать в дикой среде. Но рисовать!

- Думаю, эта тётка нас всех сосчитала и взяла на учет, - сердито пробурчал старый пекарь. Он с детства питал неприязнь к учителям, особенно таким непримиримым и строгим, как дама в очках.

- Я тоже не хочу в школу! – возмутилась зазнайка Элис. – Чтобы невесть чем забивать свою светлую голову, много ума не надо. Знай себе, слушай чужие мнения и толки.

- Только не говорите мне, что эта тетенька свалилась на нас с неба. Ни за что не поверю, - сказала модница Кэри, покосившись на Фэй.

- В художественной школе есть бродячая дверь, - загадочно изрекла Фэй. – Она появляется там, где ее появления никто не ждет.

- Кому нужна твоя дверь! – всплеснула руками Кэри. – Лучше сделай так, чтобы ни школы, ни тетеньки в очках не существовало. Сможешь?

Фэй пожала плечами.

- От меня здесь мало что зависит. Лишь бы сон подходящий приснился... 

 

Никому не понадобилось объяснять, как приманить тот самый подходящий сон. Каждый изобрел свой способ его вызвать. Элл сбегала в аптеку за лавандой и розмарином – травы ей продали за разноцветные монетки, которые она догадалась положить в рюкзак, перед тем как спастись от потопа через нарисованную дверь.

Малышка Мэджи заперлась в одной из верхних комнат и попросила, чтобы ее не беспокоили, – она сочиняла для Фэй специальную чародейскую колыбельную.

Модница Кэри наскоро раскроила нелюбимое платье в горошек и сделала из него довольно сносную ночную сорочку. Старый пекарь напек булочек с маком, а Ривиэл написал сказку о стране, в которой нет ни одной, даже самой малюсенькой, школы.

Только Эйри не участвовала в приготовлениях. Она примостилась у книжного шкафа и, теребя уши своего игрушечного зайца, тихонько вздыхала. Ей бы очень хотелось взять несколько уроков рисования. Да вот беда - в художественную школу ее никто не приглашал.

Она сидела и грустила, мимоходом слушая, как малышка Мэджи поет Фэй колыбельную, а Ривиэл читает сказку. Угостилась булочкой с маком и отведала немножко того травяного настоя, который приготовила для Фэй Элл. Эйри сама не заметила, как заснула. И ей приснился сон, где все школы растоптал страшный лохматый мамонт с бивнями цвета ночной сорочки, которую сшила Кэри.

«Как хорошо, - подумала она, проснувшись, - что мои сны не сбываются. Интересно, а что увидела Фэй?»

 

Целую ночь напролет Фэй храпела громким, богатырским храпом – то ли из-за аптечных травок, то ли из-за булочек старого пекаря. То ли – кто знает? – из-за неудачно сложенной чародейской колыбельной малышки Мэджи. Своим ужасным храпом она спугнула звезды, и те убрались с небосвода раньше положенного, освободив дорогу утренней заре. А Фэй провалялась в кровати до обеда. Когда же она протерла глаза, то оказалось, что в дверь цилиндрического дома кто-то упорно барабанит. Причем барабанили то кулаками, то какой-то палкой.

«Указка!» - догадался старый пекарь. Он, во что бы то ни стало, решил не открывать.

- Никогда не встречал таких настойчивых и упрямых учительниц! – развел он руками. И все сразу поняли, что Фэй ничего не приснилось. Вернее, приснилось, но совсем не то, чего они хотели.

Выглянув в окно, малышка Мэджи увидала на углу улицы новый магазин, где на вывеске крупными буквами значилось: «ПЛЕДЫ». Еще вчера на месте этого магазина стояли мусорные баки и, беспокойно мяукая, выгибали спины кошки.

 

Узнав, что школу никто не растоптал, Эйри страшно обрадовалась. Она сбежала на первый этаж, разрумянившаяся и сияющая.

- Что это с ней? – вздернула брови зазнайка Элис. – Плакать бы надо, а у нее – вон – улыбка до ушей!

- Ну, может, всё не настолько плохо, - протянула Элл. – Я могу взять на занятия Будюпа.

- А что если не разрешат? – пискнула малышка Мэджи, осуждающе покосившись на дверь. Дверь по-прежнему содрогалась от ударов, и за нею требовательно кричала пожилая дама в очках. Что именно она кричала, никто разбирать не стал. И без того было боязно. 

- Не разрешат? Ерунда! – вздернула подбородок Элл. – Будюп зверь редкий, он будет позировать. Всё-таки, как-никак, художественный класс.

На лестнице, потягиваясь и широко зевая, появилась Фэй.

- Что за шум? Почему дверь трясется?

- Вчерашняя тётка нагрянула, - угрюмо сообщил старый пекарь.

- Выходит, вы зря старались, - заметила Фэй. – Снадобья, булочки, колыбельные – всё напрасно.

- Да уж, - скривила губы зазнайка Элис. – С тобой никогда нельзя быть уверенным в завтрашнем дне. Зачем, скажи, пожалуйста, нам сдался магазин пледов?

Фэй не сдержала улыбки.

- Ах! Пледы!

- Я! Я знаю, зачем! – вытянула руку Эйри. – В пледиках мы будем ходить на уроки!

Она сказала это так громко, что пожилая дама за дверью от удивления даже затихла. Но затишье длилось недолго.

- Более глупой идеи, - глухо прокричала она, - я отродясь не слыхала!

 





Дорога
в Фэйриэлл
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика