Глава 2. О том, как Элл сбегает из дома


На следующий день, едва разлепив глаза, Фэй натянула на голову лисью шапочку и высунулась из окна. Погода стояла чудесная. На улице алмазами сверкала роса. Тысячи и тысячи чистых, прозрачных капель переливались в солнечном свете всеми цветами радуги.

- Вот это жизнь! – улыбнулась Фэй и втянула носом утренний воздух.

«Интересно, как дела у Элл? Чувствует ли она запах погожего утра?» - подумалось ей.

Фэй огляделась по сторонам. В ее персональном секретном логове царил невообразимый бардак. Сваленные в кучу книжки, бантики и расчески занимали весь восточный угол комнаты. Нарисованная цветными карандашами карта какой-то выдуманной страны бесприютно пылилась на верхней полке. Плед, который не выбивали, наверное, уже сто лет, был предусмотрительно свернут и засунут под стол.

«Надо будет прибраться, - сказала себе Фэй. – Обязательно. Когда-нибудь потом».

Она выбежала из комнаты и ссыпалась по винтовой лестнице в гостиную. Там по-прежнему похрапывала Элл да спала, сбив набок простыню, Эйри. Малышка Мэджи пропала. Наверное, отправилась домой. Зато цыплята, похоже, освоились. Разбрелись желтыми комочками кто куда, и нескольких из них Фэй чуть не раздавила. 

- Заканчивайте болтать и скажите, наконец, где находится этот книжный магазин, - сквозь сон пробормотала Эйри. – Мне скоро вставать!

Фэй усмехнулась и потрогала лоб Элл. Холодный. Значит, опасность миновала.

 

Первым, что заметила Фэй, выйдя во двор, была Мэджи. Оказывается, она вовсе не ушла домой. Мэджи перебралась в гамак, под тень гигантского василька. Она всегда утверждала, что гораздо лучше, если у тебя рядом с домом растет гигантский василек, а не какая-нибудь ромашка-переросток или тюльпан-великан.

«Васильки такие краси-и-ивые», - любила повторять она. Рядом с ее собственным домом росла ромашка, но ромашки ей чем-то не угодили. Хотя Эйри считала, что из больших опавших лепестков можно сшить замечательное платье или скатерть.

- Подъё-о-ом! – скомандовала Фэй.

- А? Что? – Мэджи всполошилась и чуть не упала с гамака.

- Утро уже. А твои цыплята расползлись по нашей гостиной. Забери их, ладно?  

- Конечно! – оживилась Мэджи. - Кстати, сегодня вечером я организую вечеринку в вашу честь. Если бы не вы, мне бы нипочем не осуществить свою мечту стать фермером. Фрэнки и Тэд подняли бы меня на смех. Знаешь ведь, старшие братья – они такие.

Фэй пожала плечами. Она понятия не имела, каково это иметь братьев. Сколько она себя помнила, с ней всегда были ее верные подруги Элл и Эйри. Они втроем везде ходили вместе и были не разлей вода.

- Из угощений будет мороженое, пончики и рахат-лукум. А еще клубника, - пообещала Мэджи, после чего умчалась в гостиную, собирать цыплят. Ее голубой колпак с серебряной звездочкой остался лежать в гамаке.

***

- Давненько в долине не уштраивали вечеринок, - сказала Эйри, держа в зубах шпильки для волос. Они заканчивались изящными красными розочками и очень шли к ее воздушному розовому платью.

- Зачем тебе шпильки, да еще такие красивые? Неужели на этот раз ты решила расстаться со своей заячьей шапочкой? – подтрунивала Фэй, примеряя желтое шифоновое платье с воланами.

- Ни за что! - заявила Эйри. - Шапочка выделяет меня из толпы. Но если мне вдруг захочется ее снять, на голове должен быть порядок. Спорим, на сегодняшней вечеринке будет Кэри? Она возомнила себя принцессой с далеких островов и постоянно носит эту ужасную корону.

- Помню, как она пыталась выставить нас на посмешище во время осеннего карнавала, - сказала Фэй. – Наши шапочки – это вызов. Кэри назвала их неоригинальными и скучными – так мы ей докажем обратное.

- А если и не докажем, всё равно носить эти шапочки одно удовольствие, - заметила Элл, застегивая молнию своего фиолетового платья с оборками.

- Еще там наверняка будет Ривиэл, - мечтательно протянула Эйри. – На любом пиру он самый вежливый и элегантный. У него во дворе тоже растет гигантский василек. И мы каждую неделю обмениваемся книгами…

- Вот уж романтика, - усмехнулась Фэй.

***

Ближе к вечеру Эйри вдруг вздумалось переделать прическу, а Фокс вспомнила о забытом колпаке Мэджи и сказала, что вернется через полчаса. А если не вернется, то встретятся они уже на вечеринке.

И вот когда всё это произошло, Элл внезапно загрустила.

«Кому нужны праздники? – думала она, сидя на крыше и сминая в руках совиную шапочку. А она всегда забиралась на крышу погрустить. – На праздниках шумно, там невозможно отдохнуть. Тебе улыбаются, но улыбки-то фальшивые. Тебе дарят подарки, но эти подарки не от чистого сердца. Ах, лучше бы я была как Фэй… Ее устраивают любые улыбки и любые подарки».

Спустившись к себе в комнату (где было гораздо чище и просторнее, чем в секретном логове Фэй), Элл стала складывать в портфель вещи. Кроссовки, две пары чулок, летняя курточка, аптечка…

«Ах, да! Нужна же еще и палатка», - промелькнуло у Элл в мыслях. Она решила не спрашивать себя, для чего ей всё это понадобилось. Какая-то её часть замыслила побег, причем побег прямо накануне торжества. Торжественная встреча, торжественное поедание мороженого, которое ей, кстати, противопоказано… Что там дальше? Торжественные танцы и разговоры? Вот от чего Элл собиралась сбежать.

«Вылезу через окно», - решила она. На цыпочках прокралась к круглому окошку в конце коридора, спустила веревочную лестницу – и была такова.

«Прощайте, Эйри и Фэй, - подумала Элл. – Прощай, гигантский василёк. Прощай, домик. Едва ли я когда-нибудь вернусь…»

Она зашагала по тропе прямиком к густому лесу, за который медленно закатывалось солнце. Элл часто мечтала о том, чтобы погулять по лесу, где не будет ни души. Представляла, как найдет под корягой или на прогалине какое-нибудь чудо и как сделает это чудо своей тайной. Но теперь вместо чудес ей виделась одна темнота.

- Ничего со мной не случится, - успокоила себя Элл. – Вот найду поляну, разобью там палатку и заживу припеваючи.

Заухали, зашевелились в ветвях совы. Над головой пару раз прошмыгнула невесомая летучая мышь. А потом во мраке зажглись чьи-то внимательные глаза...

 

 





Дорога
в Фэйриэлл
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика