Глава 4. О пропавшем уюте и подгоревшем пироге


Фэй поняла, что погорячилась, и потом долго себя корила. Элл отказалась возвращаться домой. Она выразительно помотала головой, сгребла носатого зверька в охапку и закрылась в своей палатке.

- Поменьше требовательности в голосе, и в следующий раз всё пойдет как по маслу, - сказала Эйри, поправляя лисью шапочку на голове у Фэй. – Элл чересчур чувствительна. Иногда ей необходимо одиночество. Как и каждому из нас, - тихо добавила она.

 

Дома Фэй уединилась в секретном логове, чтобы еще раз взглянуть на карту вымышленной страны, у которой пока не было названия.

«Если существует Будюп, не исключено, что существуют и остальные придуманные мной животные, - рассуждала она. – Надеюсь, среди них нет вредителей и хищников… А негодяи?»

Фэй напрягла память. Нет. К счастью, ни одного негодяя придумать она не успела.

- Что ж, тем лучше, - вслух произнесла она и занялась изучением карты. В вымышленной стране не было лугов с гигантскими цветами и лесов с говорящими птицами. Там было кое-что получше: кондитерские с необыкновенно сладкими пирожными и швейные мастерские, где шьют шапочки и платья на любой вкус. А еще там постоянно случались разные и совсем не страшные приключения. Например, на прошлой неделе Фэй видела во сне, как в ее собственной стране создали волшебную карусель. Карусель крутилась под музыку, шелестела множеством разноцветных лент и поднимала людей в воздух. Они носились в воздухе и смеялись, смеялись, смеялись. Еще Фэй приснилась художественная школа, куда можно было ходить совершенно бесплатно и когда пожелаешь. По этой школе бродила одна странная дверь, и поговаривали, будто за нею скрывается счастье. Дверь то исчезала, то появлялась в какой-нибудь стене, и никто не мог угадать, где она появится вновь.

В стране, которую придумала Фэй, было много странностей. Не то что в долине Цветов-Великанов, где каждый день походил на предыдущий. «Но как же гроза, спасение цыплят и праздник с бегом в мешках?» – спросите вы. Такое разнообразие не устраивало Фэй. Гроза в долине разразилась впервые за целый год, доставать из воды тонущих цыплят посреди ночи – занятие не из приятных. Да и праздник удовольствие сомнительное. Когда хочешь жить в собственной стране со своими правилами, всегда найдутся отговорки.

«Ну, ничего. Скоро всё изменится, - с надеждой подумала Фэй. – Если Чурунда не миф, то скоро здесь будет настоящий переполох. А огромные тучи, утыканные молниями, как подушечки для иголок? Хотела бы я на них взглянуть…»

 

Она спустилась на кухню лишь к закату. И первым, что она увидела, была испачканная заячья шапочка. Шапочка валялась на полу, рядом с холодильником, а Эйри отчаянно замешивала тесто для пирога.

- Раньше пироги готовила Элл. У нее талант, - устало сказала она и вытерла лоб белой от муки рукой.

- Помочь? – поинтересовалась Фэй.

 

…Часа через два они обе, с ног до головы перемазанные в тесте, сидели на диване и храпели, прислонившись друг к дружке. Пирог подгорал.

- Эй! Что там у вас происходит? – замолотила в дверь Мэджи. – Пожар решили устроить?

Она подбежала к окну и прислонилась к стеклу – убедиться, что хозяева дома. После чего опять принялась атаковать дверь.

Когда Фэй проснулась, пирог был уже на последней стадии подгорания.

- Кошмар! – ужаснулась она и ринулась открывать дверь.

Мэджи ворвалась в прихожую, даже не поздоровавшись. Сейчас ее волновала исключительно духовка. Колпак со звездой в один миг из голубого сделался серым, платье от копоти почернело, но Мэджи не обратила на это никакого внимания.

- Ну и вонь! – поморщилась она. – А дыма-то сколько! Из окон дым, из трубы дым, отовсюду один дым! Нельзя же так соседей пугать! А где, собственно, Элл? – оглядевшись, добавила она.

Эйри на диване закашлялась.

- Ушла наша Элл в лес, - сообщила она обреченно. – А с нею и весь уют пропал.

Утопив остатки пирога в раковине, Мэджи перевела дух.

- Так за чем же дело стало? – непонимающе спросила она. – Элл надо вернуть.

- Мы пытались, честно, - сказала Фэй. – Так ведь не хочет. Упирается – и всё тут.

Мэджи уселась на закопченный диван и подперла голову рукой.

- Я могу попросить помощи у жителей долины. Если мы нагрянем в лес толпой, возможно, Элл и передумает.

Фэй представила, как огромная толпа ломится к палатке сквозь чащу – и содрогнулась. На месте Элл она бы точно не передумала.

- Мы, пожалуй, попробуем еще раз. Сами, - сказала Фэй.

 

Тем же вечером они с Эйри вновь решили попытать счастья. В лесу было тихо и тепло. Солнце недоверчиво разглядывало землю сквозь ветки, на ощупь пробираясь лучами по прогалинам. Элл собирала на поляне землянику, а Будюп рыл ямы. Земля в разные стороны так и летела.

- Элл! – крикнула Фэй. – Вслед за тобой из нашего домика ушел мистер Уют! Его никогда не видно, но исчезновение сразу чувствуется.

- Тогда почему бы вам не перебраться ко мне в палатку? – предложила Элл. Ее рот и руки были все в земляничном соке. – Уверена, когда мы поселимся в палатке втроем, мистер Уют не заставит себя ждать.

- А что, неплохая идея! – воскликнула Эйри. Сорвав с головы заячью шапочку, она с улюлюканьем побежала к палатке. На пути ей попадались вырытые Будюпом ямы, но споткнулась она только о последнюю.

«Какая удача! Я преодолела препятствия, и теперь я почти чемпион», – подумала Эйри, падая прямо на палатку.

В тот же день палатку переустановили, а наверх водрузили трехцветный флажок в честь Элл, Фэй и Эйри. Одна его часть была фиолетовой, другая – оранжевой, а третья – серой. И когда подруги собрались за вечерним чаем под треск цикад, Фэй почувствовала, что мистер Уют вернулся. Он подкрался, как всегда, незаметно и набросил Фэй на плечи сшитое из лоскутков покрывало.

- Грейся, - сказала Эйри, похлопав ее по спине. – И ты, Элл. Тебе тоже надо согреться. Вечера нынче холодные. Как хорошо, что мы захватили из дому эти старые покрывала!

 





Дорога
в Фэйриэлл
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика