Глава 5. О том, как Чурунда тучу сглазила


Ночь выдалась неспокойная. Ветер шумел и бранился в высоких кронах сосен. Пролетая мимо, испуганно ухали совы. Они ухали над палаткой каждую четверть часа, если не чаще. Фэй никак не удавалось уснуть, поэтому она выбралась на воздух и задрала голову – посмотреть, что творится в небе.

- Разлетались, понимаешь, - пробурчала она. – Летайте где-нибудь в другом месте. Что вам, леса мало, что ли?

- У-ху! – раздалось совсем близко. Захлопали большие тяжелые крылья.

«А вдруг Чурунда?» - подумала Фэй и спряталась в палатке.

 

Наутро Элл нашла на поляне дюжину совиных перьев.

- Я их ни с чем не спутаю. Перья точно совиные, - глубокомысленно сказала она. – Совы продолжают лететь на восток. Значит, Чурунда вот-вот появится.

- Не хочу превратиться в камень, - жалобно сказала Эйри. – А эта яма для Чурунды слишком мала. Вылезти из нее пара пустяков.

Фэй придирчиво осмотрела яму. Действительно, если уж ей яма оказалась нипочем, то Чурунде и подавно.

- Рыть надо основательно, - высказалась Фэй. – Чтобы ни друг, ни враг не смог вытащить тебя за руку. И чтобы выпрыгнуть не получилось. Поэтому давайте-ка, друзья, копать.

 

Они работали допоздна, пока на небосклон не высыпали звезды. А во время перерывов подкреплялись жаренными на костре грибами. Яму расширили и углубили.

- Теперь туда не то что Чурунда – десять Чурунд поместится! – с гордостью сказала Фэй.

Совы по-прежнему продолжали свой путь на восток. Одни ухали какие-то совиные куплеты, другие несли в когтях мышь, и никто даже не присел на ветку отдохнуть. Потом в кустах на краю поляны послышался подозрительный шорох.

- Кто может так громко шуршать ночью? – испуганно спросила Эйри и на всякий случай проверила, хорошо ли застегнута палатка.

- Кто бы это ни был, наша яма наверняка его остановит, - прошептала Элл. Будюп ткнулся холодным носом ей в ногу.

Тем временем снаружи кто-то тяжело ступал по земле, приминая траву, а вместе с травой и спелые ягоды земляники. Элл пожалела, что не успела собрать их все. Теперь ягоды раздавят, и они не достанутся никому.

Кто-то расправил крылья прямо возле палатки, и прозвучало это так, словно раскрыли и сложили большой деревянный веер.

- А-р-р-а! – пронзительно крикнул обладатель крыльев. – А-р-р!

В тот же миг тонкие веточки, которыми была прикрыта яма, затрещали и сломались. «Ш-ш-ш», - зашуршала осыпающаяся в яму трава.

- Есть! – обрадовалась Фэй. – Чурунда попалась!

- Почем знать, может, это вовсе и не Чурунда, - пожала плечами Эйри.

- А как проверить? – спросила Элл. – Если мы на нее хоть глазком взглянем, то превратимся в камень… Или в золу. При яркой луне опасно что-либо предпринимать.

- Тогда будем ждать рассвета, - уверенно сказала Фэй. – С рассветом всё обязательно прояснится.

 

На рассвете они осторожно, прячась друг у друга за спиной, вышли из палатки. Поскольку Фэй считалась самой смелой, она шла впереди, прикрываясь одеялом, как щитом. Какая-то пташка пролетела над ямой – и в следующий миг осыпалась на землю горсткой черного пепла.

Фэй застыла на месте, как вкопанная.

- Так значит, там действительно Чурунда, - голос у Элл дрогнул. – И превращает она вовсе не в камень…

- Давайте-ка держаться от ямы подальше, - сказала Фэй и бросила одеяло Эйри. – Лови!

Поймать-то Эйри поймала, но, оступившись, упала в траву и раздавила оставшуюся часть земляники. А Фэй между тем уже вытаскивала из кустов какую-то железную сетку в раме. Когда-то давно Фэй организовала недалеко от поляны тайник, где складывала никому не нужные вещи. Из-за дождей и холодов многие из ненужных вещей заржавели и испортились. Но кое-что всё-таки осталось невредимым. 

- Сетка прочная, ее сам кузнец Вилльде делал, - приговаривала она, волоча сетку из последних сил. – Вот сейчас мы птичку накроем...

Едва она накрыла яму, как оттуда послышалось разочарованное и одновременно грозное «А-р-р-а!». Чурунда наверняка собиралась выпрыгнуть на волю, но ей помешали.

- Крылья у нее, может, и слабенькие, - заметила Фэй. – Но у таких птиц обычно хорошо развиты ноги. Что ей стоит оттолкнуться от земли!

- Устроить ей ловушку в лесу было очень разумной мыслью, - с облегчением сказала Эйри. – Если бы не Элл, быть бы нам горстками пепла.

- Мы все постарались, - примирительно отозвалась Элл. – А теперь идемте скорее пить чай.

 

Чай был с чабрецом и печеньем, которое Фэй вечно таскала в рюкзаке. В нежном солнечном свете трава на поляне переливалась и блестела росой. Просыпались лесные жители, качались на ветру огромные сосны. В яме изредка вздыхала и переминалась с ноги на ногу Чурунда.

Сверху на сетку Эйри догадалась набросать травы, чтобы Чурунда не сгубила ненароком других птиц. Но сквозь крошечные щелки в траве Чурунде всё равно было видно небо. Она поглядывала на проплывающие мимо облака и жалела, что не умеет летать. А потом приплыла туча. Эта туча была необыкновенно сизой и никак не желала двигаться с места. Чурунда смотрела на тучу с восхищением и уважением. Что еще в мире может так свободно парить в небе и быть таким внушительным и страшным?

Элл на нос упала холодная капля.

- Ой, - проговорила она, - кажется, сейчас польёт.

- Мне неохота сидеть в палатке и ждать, пока закончится дождь, - сказала Фэй. – Вы как хотите, а я домой.

- Промокнешь, - заметила Эйри.

- Как промокну, так и высохну, - с вызовом ответила Фэй. – Дома в тысячу раз лучше!

Элл и Эйри пришлось признать, что дома действительно лучше. Там осталась книжка, которую Элл обычно читала перед сном. А Эйри забыла у камина своё вязание. Фэй, конечно, никому не сказала, почему она так торопится домой. В ее персональном секретном логове лежала карта страны, название которой уже почти созрело у Фэй в голове. Она бежала за подругами, держа под мышкой Будюпа, и думала. Пахло дождем, сырыми листьями и осенью, которая была уже не за горами.

«Первая буква названия – «Ф», - рассуждала Фэй, – потому что на «Ф» начинается мое имя. Второй частью пусть будет имя Эйри. Оно короткое и красиво звучит. Ну, а в конце добавим последние буквы из имени Элл. Всё вместе получается «Фэйриэлл». По-моему, замечательное название для страны».

Дождь усилился, туча расползлась по небу до самого горизонта. И вскоре на Фэй, Элл и Эйри не осталось сухого места.

 

За окном барабанил ливень, умиротворенно потрескивал сонный камин.

- Интересно, как там поживает наша злокозненная птичка? – вслух подумала Фэй, допивая горячий шоколад. – Если яму зальет водой, она ведь утонет.

- Ну, и поделом ей, - сказала Элл. Она насыпала себе в чашку какао и теперь, под наблюдением Будюпа, старательно наливала туда же кипяченое молоко. А Будюп оказался до невозможности любопытен и везде норовил сунуть свой круглый черный нос.

- Но Чурунда же не виновата, что превращает зверей в золу! – воскликнула Эйри, чья заячья шапочка и носки сушились перед камином. – Она родилась необычной птицей, и ей остается только посочувствовать.

- А кто посочувствует бедным зверушкам? – вмешалась Фэй. – Нет. Лично я ее из ямы вытаскивать не собираюсь.

 

Пока Фэй, Элл и Эйри спорили у камина, дождь освоился в долине и лил без передышки. Чурунда слишком долго и слишком пристально смотрела на тучу, и теперь туче не было видно конца. Воды в пруду Сонной Ивы всё прибывало, и пруд вышел из берегов, добравшись на этот раз до нового курятника Мэджи. Жителям долины было отчего забеспокоиться: вода стала подступать к домам, заплескалась у крылечек и полностью затопила клумбы с незабудками, в которых модница Кэри души не чаяла. Из кладовых и подвалов жители начали спешно вытаскивать резиновые сапоги, зонтики и надувные лодки. А кто-то даже догадался заполнить гелием воздушные шарики, чтобы улететь куда подальше от всего этого безобразия.

 

Ни Фэй, ни Элл, ни Эйри не заметили, как поднялась вода. Задув свечу, Фэй легла в кровать с чувством, что где-то совсем рядом происходят неотвратимые, жуткие вещи. Она накрылась одеялом с головой и заснула безмятежным, сладким сном.

 





Дорога
в Фэйриэлл
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика