Глава 9. Об именах и идеях


- А ну, расступись! – раздался совсем рядом чей-то звонкий голос. Захрустели, задребезжали длинные листья придорожных хвощей – и из чащи выползла ящерица. При виде ящерицы Энионы дружно вздрогнули и попятились. Навязчивые, повторяющиеся мысли, которые чуть не свели с ума жителей долины, испарились, словно их и не бывало. Злые чары рассеялись, в головах прояснилось, и все, как один, уставились на ящерицу.

Глаза у нее были мутные, покрытые полупрозрачной белой пленкой. На вытянутой шее болтались зеленые складки кожи, а вдоль позвоночника, начиная от головы, шли ровные ряды треугольных наростов.

 «Вот она-то и слопала нашу Фэй, - хотела было сказать Элл. Но призадумалась: - А кто же, в таком случае, кричал «расступись»?»

На шее гигантской ящерицы, удобно расположившись между двумя самыми большими зубцами, восседал не кто иной, как Фэй.

- Скорее, сюда! Забирайтесь на хвост! – позвала она. - Ящерица не кусается!

- Конечно, не кусается! Она глотает целиком, - проворчала Элл, однако послушно последовала за остальными.

Малышка Мэджи уцепилась за толстый шершавый хвост, словно он был ее последней надеждой. Рыдая от обиды и от страха одновременно, бросилась к ящерице Кэри. Она даже не заметила, как ее блестящая, украшенная резьбой корона,  упала и покатилась по земле.

Ящерица ползла прытко – и ползла прямо на сбитых с толку Энионов. Они попытались внушить ей мысли о своем превосходстве, но не тут-то было. Зеленая великанша отлично знала, с кем имеет дело. Когда последний житель взобрался ей на хвост, она прибавила темпа - и Энионам пришлось разойтись, чтобы ненароком не попасть под горячую лапу.

 

- У такой хорошей ящерицы обязательно должно быть имя, как вы полагаете? – спросила малышка Мэджи, держась за зеленый костяной нарост. Мимо, прыгая то вверх, то вниз, на высокой скорости проносились замысловатые, раскаленные солнцем ландшафты.

- Имя у нее наверняка есть, - сказала Фэй. – Просто она не успела представиться.

- Мы для нее всё равно что жуки, - пробубнила Кэри. – К чему ей ненужные знакомства? Разве кто-нибудь захотел бы знакомиться с жуками?

- Не знаю, как вы, но Будюп уж точно был бы не прочь, - улыбнулась Элл, поглаживая черного мохнатого зверька.

- Ух ты! Где ты его раздобыла? – подивилась зазнайка Элис. – Неужели в Фэйриэлле?

- Нет. Она встретила его в лесу, рядом с нашей долиной, - вставила Фэй. – Но придумала его я. Как и эту страну. Если бы не Будюп, мне бы и в голову не пришло перебраться сюда во время наводнения.

- Вот как? – задумалась Элис. – Тогда почему бы тебе не придумать что-нибудь еще? Например, чай или какао. Я бы не отказалась от чашечки горячего какао.

- Я пробовала, - вздохнула Фэй. – Ничего не выходит. Скорее всего, идея сможет воплотиться, только если запечатлеть ее на бумаге. Проще говоря, мне нужен блокнот и хотя бы огрызок карандаша.

Как назло, ни у кого из пассажиров ящерицы не оказалось ни карандаша, ни блокнота.

 

Модница Кэри сморкалась в одолженный пекарем носовой платок. Когда она обнаружила, что потеряла корону, ее горю не было конца. Элл, словно заведенная, гладила Будюпа, да к тому же еще против шерсти. Удивительно, как он терпел. Другие беженцы – кто чумазый, кто лохматый, кто раскрасневшийся от жары – выглядели несчастными и одинокими, несмотря на то, что держались вместе.

Ящерица топала и топала. Пейзаж скакал, словно артист на арене цирка. А малышке Мэджи казалось, что скачет она. Ее здорово укачивало при тряске, и скоро она окончательно запуталась, кто же в действительности скачет. Дорога тянулась прямо, не разветвляясь и никуда не сворачивая. Когда-то давно ее проложили расчетливые Энионы.

«От Энионов я избавлюсь в первую очередь, - решила Фэй. – Главное, чтобы раньше они не избавились от меня. Будем надеяться, мысли читать они не умеют».

А вот Элл, похоже, научилась читать чужие мысли. Она отпустила Будюпа побегать по широченной спине ящерицы и перебралась поближе к Фэй.

- Я знаю, не ты их придумала, - серьезно сказала она.

- Само собой, - поспешно согласилась Фэй. – Они приснились мне. Приснились…

- А хвощи? Когда я рассматривала карту, то не видела там ни одного упоминания о хвощах. Значки с соснами были, с рябиной – тоже были…

Фэй осенило.

- Знаешь, по-моему, я поняла, в чем дело. Сны! То, что я вижу во снах, тотчас же появляется в Фэйриэлле. Получается, что теперь я должна увидеть сон о том, как прогоняю Энионов. И никакой блокнот мне не поможет.

- Эх, а хорошо было дома, - с ностальгией вздохнула Элл.

- Забудь, - отрезала Фэй. – Вода и смерчи отняли у нас дом. Нам придется осваиваться в Фэйриэлле, хотим мы этого или нет. Мы завоюем его, как первооткрыватели завоевывали далёкие континенты. Если местные жители нас не примут, мы выгоним их из страны.

 

Знойные, сухие дни сменялись душными ночами. По ночам воздух превращался в почти осязаемый, колеблющийся туман, и становилось трудно дышать. Поэтому жители затопленной долины просто лежали на спине у ящерицы, раскинув руки и ни за что не держась. А ящерица продолжала ползти. Благодаря особому устройству легких, ей одинаково легко дышалось и ночью, и днем.

Но стоило первым лучам солнца пробиться сквозь ночную мглу, как туман послушно оседал на землю росой, и ящерица останавливалась, чтобы отдохнуть. Пока она отдыхала, Фэй, Элл и Эйри отправлялись на поиски чего-нибудь съестного. Только Фэй знала, что можно, а что нельзя есть в Фэйриэлле.

Иногда добытчицы возвращались из леса со связками грибов, иногда – с красными сочными ягодами. Ягоды они складывали в свои шапочки.

- А ведь от шапочек куда больше пользы, чем от всяких глупых корон, - торжествовала Эйри. Она до сих пор помнила, как Кэри когда-то потешалась над ее карнавальным костюмом.

 

За три дня бесконечной дороги путешественники устали так, как не уставали даже во время сбора осеннего урожая. Хотя делать-то особо ничего не делали. Лежали себе да смотрели в неподвижное небо. Теперь они точно знали, что у бездельников жизнь не сахар.

Кроме Элл и Эйри, которая прихватила с собой целый ворох платьев, остальные ехали налегке. Фэй часто сверялась с картой Фэйриэлла, Элл вынимала из рюкзака и прятала обратно разные занятные штучки. А Эйри так приноровилась к езде верхом на ящерице, что даже отважилась переодеться в свое любимое зеленое платье с цветами.

 





Дорога
в Фэйриэлл
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика