Глава 16. Заключительная


Лужайка под Кленом сейчас была больше похожа на лазарет. Почти в каждой «постели» между выступающими из-под земли корнями лежал кто-нибудь страждущий. Ранэль быстро оправился, даже синяк у него на лице прошел, едва он выпил кленового сиропа да закусил земляникой. Он печально посматривал на неподвижного Макинтоша, гладил по белой шерстке, и было видно, что Ранэль успел к нему привязаться.

- Славный пёсик, - сказал он. – Жаль, что его постиг такой ужасный конец.

- Макинтош еще дышит, - напомнила я. – Так что конец его пока не постиг. Да и вообще, под Вековечным Кленом умереть, по-моему, невозможно.

 

Спустя некоторое время к нам заползла мышь – она вновь была обычного размера. Принюхалась, потерла лапками мордочку и изъявила желание вырыть еще один туннель.

- Кажется, я вошла во вкус, - добавила мышь. Но мы отправили ее рыть где-нибудь в другом месте. Мне хватало бездонной дыры под роялем.

 

Утром в гости зашел Арчи. Зашел – и поднял крик. Мол, почему это мы с Ранэлем сидим плечом к плечу и задушевно молчим? Я возразила, что молчим мы вовсе не задушевно.

- Никак, на романтику настроились? А вот не будет вам романтики! – разбушевался в ответ Арчи и вытолкал ни в чем не повинного Ранэля за дверь.

- Жюли, непостоянная твоя душа! – стал он читать нотации. – Что, скучно было ждать?!

- Моя душа, и правда, непостоянна, - напустив на  себя невозмутимость, подтвердила я. – Но мы с тобой ничем не связаны, поэтому ты не имеешь права требовать от меня преданности.

- Как это ничем не связаны? – изумился Арчи. – А моя тетка? Она ведь теперь нас обоих ненавидит! Я ее лишь затем прогнал, чтобы ты снова у меня жила.

- Ты полон иллюзий, мой самонадеянный друг, - ответила я. – Только не говори, что твоим единственным желанием было вернуть нас с Пуаро под крышу особняка. Я буду очень разочарована, если это так.

Арчи раздосадованно всплеснул руками, сорвал с головы цилиндр и, отшвырнув его к стволу Клена, уселся на то же самое место, где несколькими минутами ранее сидел Ранэль.

- Что же получается? – с убитым видом произнес он. – Мне без нее жизнь не мила, а она…

- А она, - закончила я фразу, - вполне обходится без воздыхателей и способна позаботиться о себе сама. Но это не значит, что ты не можешь заходить под Вековечный Клен на чашечку чая.

Арчи приободрился.

- Правда?

- Ну, разумеется! А мы с Пуаро будем время от времени навещать тебя. Если мы станем жить вместе, то наверняка очень скоро наскучим друг другу.

Настроение Арчи заметно улучшилось.

- И то верно, - рассмеялся он. – Но постой, разве ты не собиралась улетать?

- Куда? – развела руками я. – Ты видел, что сталось с воздушным шаром? И между прочим, если бы не Ранэль, которого ты столь бесцеремонно выгнал, со мной случилось бы то же самое. Кстати, не видел Флорина? По-моему, этот бедолага съехал с катушек. Он пытался заколоть меня ножом.

- Сегодня в семь утра Юлий взял под стражу Фарида и его приспешников. В том числе и Флорина. Кажется, ему здорово досталось, - усмехнулся Арчи. – Агента Катастроф, скорее всего, оправдают. Ведь он тебя спас. Надо же, - добавил он, - никогда бы не подумал, что тихоня Флорин способен кого-нибудь убить.

- Связаться с Фаридом при его-то характере было большой ошибкой, - сказала я. – Когда тебе угрожают и ты не видишь выхода, приходится выполнять приказ, каким бы жестоким он ни был.

***

Переждав череду колких метелей, заморозков и оттепелей, в наши края наконец-то пришла настоящая весна. Она ступала по лужам в мягких туфельках, шуршала ветром в кронах, усеянных набухшими почками, и напевала мелодию, которая трогает лишь сердца поэтов да мечтателей.   

Пуаро с Макинтошем полежали под Кленом день-два – и оправились. Сперва у них зашевелились хвосты, затем задрожали ушки, а уж потом очередь дошла и до лап. Пуаро признался, что ему снился замечательный сон – разумеется, о сосисках.

- Там было море сосисок! – облизываясь, рассказывал он. И я срочно помчалась за сосисками в близлежащий магазин.

Потом очнулся Макинтош и поведал мне, что ему снился окорок – солёненький, сочный, жареный. Макинтошу тоже хотелось есть. И, само собой, я поплелась за окороком. Счастье, думала я, что у меня всего две собаки.

Окорок и сосиски оказались ужасно вкусными. Даже я не устояла. Мы втроем сидели под деревом и уплетали мясо за обе щеки.

- Может, сбегаешь за колбасой? – прожевав, спросил Пуаро.

- Да, колбаса бы не помешала, - сказал Макинтош и смачно зачавкал.

Но только я встала, чтобы снова отправиться в магазин, как явились давно забытые знакомые – Дора и Сара. Причем Дора была с довольно-таки увесистым пакетом.

- Слышала, твои пёсики заболели, - сказала она. – Вот, колбасы принесла.

Пуаро с Макинтошем бросили остатки окорока и наперегонки помчались к Доре.

- А они, гляжу, живы-здоровы! – рассмеялась та.

- Сегодня проснулись, - буркнула я.

- Ну, всё равно держите. Голодные, небось.

- Как стая волков, - процедила я и покосилась на нетерпеливо прыгающего Пуаро. – Поверь мне, Дора, они уже успели меня загонять.

Я пригласила сестер под Клен, где мы славно провели время за разговорами и (чего уж там греха таить) обсуждением свежих сплетен. Выяснилось, что, пока я строила в городе Пышнолистном воздушный шар, Лео успел обвенчаться с Лирой, а любитель конских бегов Ануар проиграл на ипподроме родовое поместье и все свои сбережения, поставив на какого-то малоизвестного скакуна.

- Ах да, - вспомнила Сара, - Лоренса взяли в труппу.

- В цирк? – удивилась я.

- Театры раз и навсегда закрыли для него двери, - подтвердила та.

- А Риваль Мадэн? Ему уже известно, в чем был замешан его брат?

- Нет, ничего подобного, - помотала головой Дора. – Ранэль умолял, чтобы брату ни о чем не рассказывали. Похоже, он исправился и больше не желает сворачивать на прежний путь.

Приятно было слышать, что Агент Катастроф действительно отказался от своего «почетного титула». Редко когда рядом со мной люди становились лучше.

Еще я узнала, что король отправил Фарида и его дружков в вечное изгнание за пределы страны, что также не могло не радовать.

- Кажется, жизнь налаживается, - сказала я.

Дора и Сара улыбнулись. Им было отчего улыбаться. Приближался день Леса, и Юлий распорядился, чтобы их лаборатория занялась приведением леса Снов в порядок. Сара ловила и вычесывала лис, учила зайцев почтительно кланяться и прививала совам хорошие манеры. А Дора сгребала в кучи запревшие после зимы листья да собирала повсюду упавшие ветки, чтобы отнести их на Звездную поляну. Там в день Леса обыкновенно разжигали большой костер.

 

Ближе к празднику я раздобыла для Пуаро и Макинтоша клетчатые собачьи костюмчики, а себе приобрела ярко-оранжевое платье со светло-зеленым поясом и длинным шлейфом. Эсфирь присутствовала на примерке и осталась очень недовольна выбором.

- Безвкусица, - ворчала она. – Только погляди на крой! А о цвете я вообще молчу.

Я вышла в этом кричащем, вульгарном наряде прямо к гостям, которые собрались в день Леса возле костра.

- Ты великолепна! – подбежал ко мне Арчи и упал на одно колено. – Вот достойный ответ костру!

- Издеваешься, - фыркнула я. Но мое тщеславие было удовлетворено.

Придворные дамы бросали на меня завистливые взгляды. Они стояли в блеклых, безликих нарядах, и редкая из них отважилась бы надеть столь броское платье.

Пламя костра взметалось к ночному небу, озаряя лица присутствующих оранжевыми всполохами. Ствол Вековечного Клена пылал голубым, крона светилась лимонно-желтым, а звезды и луна сияли белым золотом и глядели на нас, как мне показалось, с царским снисхождением.

Юлий был поглощен разглядыванием звезд в телескоп, который притащили на праздник Лео и Лира. Бывший Агент Катастроф оделся, как всегда, безупречно, привел на поляну оркестр и пригласил меня на танец. Арчи был, разумеется, против. Он упорно отвоевывал у Ранэля право танцевать с Жюли Лакруа, но тот уступил лишь к самой заре.  

А утром, едва взошло солнце, Пуаро и Макинтош заметили на поляне кротовую нору и, наплевав на правила приличия, принялись ее разрывать.

«Хорошо, если докопаются до какой-нибудь червоточины, - еле переставляя ноги в последнем вальсе, сонно подумала я. - И хорошо, если бы червоточина вела в Париж». Впрочем, рассчитывать на это не стоило. Возвращаться на родину больше не хотелось, и я уже прикидывала, как бы выгодно приспособить корзину от испорченного Флорином воздушного шара.

 





Упавшие
как-то раз
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика