Глава 19. Названная сестра


Прилла Айн, она же Аннет Веку, без колебаний относительно участи своих недругов, торжествующе предстала перед Туоно, когда тот, сидя за ресторанным столиком, ковырял вилкой греческий салат и с предвкушением поглядывал на кружку пенящегося пива. 
- Моя роль в этой пьесе сыграна, - сказала Веку. – Я заслужила вознаграждение.
Туоно часто заморгал, поднял на нее свои свинячьи глазки, словно бы не понимая, о чем она толкует, и почти механически вручил официанту чаевые.
- Вознаграждение? – переспросил он, сощурившись так, что от глаз остались одни щелки.  – Это что ж ты такого особенного сделала? Ты мстила, потому что так было угодно тебе. Разве ж я тебя принуждал? 
- Не открещивайтесь, не надо, - с нажимом проговорила Аннет. – Вы тоже были заинтересованы в их смерти. 
- А доказательства? Где доказательства? – понизил голос Туоно. – Можешь ли ты утверждать, что кости наших врагов погребены под обломками института? Ведь нет! Я с самого начала был против. Поджог – палка о двух концах, но ты железно стояла на своем, так что теперь пожинай плоды собственной глупости. Вот, каково твое вознаграждение! Гадай теперь, спаслись они или нет, гадай и мучайся. Если Кимура избежал огня, на что угодно ставлю, в Ираклионе его уже не сыщешь. А прояви я инициативу, человек-в-черном валялся бы сейчас где-нибудь на окраине с пулей во лбу или корчился бы от колик, вызванных сильнодействующим ядом. Но ты, отличница, меня опередила. Хоть и медалистка, умишко всё равно куцый. В одном ты права: здесь тебе делать нечего, так что возвращайся сию же минуту в Академию, да своим ходом. Вот, на авиабилет должно хватить, - Он небрежно отсчитал стопку купюр и, видя ее замешательство, продолжил: - Скажешь: так-то и так-то, негодяй Туоно держал меня взаперти, а я сбежала. Навешай Деви лапши на уши. Небось, экзамены только так и сдавала! На случай, если наши «славные» путешественники вернутся невредимыми, ты уж постарайся, представь их перед директором в неблаговидном свете. Очерни хорошенько, так, чтоб не отмыть было.  
- Будет исполнено, - вздернув подбородок, отчеканила Аннет. 
*** 
Хранительница расчесывала свои длинные, блестящие волосы, чтобы уложить их в скромный пучок; улыбалась сама себе, погожему утру и прыгавшей по подоконнику птичке-пересмешке, когда клетчатая дверная створка вдруг отъехала в сторону и на пороге, переминаясь с ноги на ногу, возникла Клеопатра. 
- Не стесняйся, проходи, дорогая! Не правда ль, цвет сакуры сегодня необычайно ярок?
- Да я как-то не обратила внимания, - призналась кенийка, глядя в пол. – Прости меня, Аризу-сан, всю ночь я промучилась, не давали покоя мысли… И пространен твой сад, и пригож, да только не могу я без Джулии. Всякий раз, как она приезжает, сердце радуется, а как прощаться пора, такая наваливается грусть, такая кручина! И ничего с этим не поделаешь. Мы словно сестры друг другу.
- Родных, пусть даже не по крови, негоже разлучать, - покачала головой японка. – Но и воссоединиться вы пока не можете. Твоя названая сестра сейчас на очень опасном задании. Кто знает, каков будет исход?! 
- Не говори, не говори! Зачем пророчишь ты несчастья?! – Глаза Клеопатры расширились, а смуглая, шоколадная кожа приобрела камелопардовый оттенок. – Она меня согрела, приютила, когда я в том нуждалась. Так неужели ж дожидаться, пока над нею грянет гром? И если уж грозит опасность, то пусть грозит обеим нам! 
- Твоя готовность мне не чужда, я тоже буду помогать, но издали, не вмешиваясь в схватку. Похвально жизнь свою отдать за жизнь другого, но поразмысли: может быть, полезней ты в саду? 
- Я поразмыслила, - сказала Клеопатра, надувшись, как индюк. – Хочу на Крит. 
- Тебя удерживать, я вижу, смысла нет, - смиренно проговорила Аризу Кей, и на ее прекрасном лице мелькнула тень. Так легкая рябь пробегает по глади пруда. – Всё равно ведь не усидишь. 
Внезапно она оживилась и взглянула на Клеопатру с хитрецой: 
- Раз ты так рвешься в Грецию, не передашь ли Джулии кое-что? Са