1. О поэтах, силовых полях и фирменных блюдах


Highslide JS
Таймири и тетушка Ария

Имя ее прошептал ветер, струясь по отрогам Лунных гор. Таймири. Волосы ее были густые и черные, как покрывало ночей. Глаза - бездонные, как два горных озера. Еще вчера она была крошкой-ребенком, играла с породами лунного камня - адуляра, переливающимися всеми оттенками голубого и фиолетового.

«Что ты теперь будешь делать?» - вопрошал ее голос, скользящий в ночи, как эхо. Это ветер дул за окном, завывая серенады и пересыпая пески пустынь.

И правда, что делать ей теперь, когда ей почти двадцать лет? Ведь в этом возрасте каждый житель страны Лунного камня отправляется навстречу своему Приключению.

«Я найду что-нибудь такое, что осчастливит меня, - подумала Таймири. – Я всё время буду искать. И пускай эти поиски не закончатся никогда. Сидеть на шее у моей тетушки  я не стану – совесть замучает. Кроме того, тетя Ария (Ариадна- Меценария-Илле) называет меня этим длинным, ужасным именем, которое я сама и выговорить-то не могу. Ну почему в стране Лунного камня всем дают такие жуткие имена?!

Да, я уеду. Я буду искать… мой единственный, неповторимый лунный камень».

Она посмотрела вслед уходящей луне. Расцветала утренняя звезда.

«Сегодня же полнолуние! Вот почему я не спала всю ночь, - подумала Таймири. – Верно, полнолуние существует специально для того, чтобы после бессонной ночи мы могли видеть рассвет, видеть, как Лунные горы облекаются светлой ризой, как проступают на прозрачной породе темные цепи сосновых лесов…»

 

- Тириэна-Авиграда-Мерия, завтрак готов! – Впорхнула в комнату тетушка Ария, жизнерадостная и легкая, как мотылёк.

- Большое спасибо, милая тетя! – улыбнулась Таймири. – Но сегодня я завтракаю в городе. Меня пригласила Сэй-Тэнь.

- Сэй-Тэнь Рань-Донь, да? - озадаченно протянула тетя. – Тогда ладно, иди. А я разделю завтрак с кем-нибудь другим…

«Подумать только! Сегодня такой важный для всех день, а единственная моя племянница уже с утра уезжает в город! Нет, даже на близких тебе людей не всегда можно рассчитывать», - разочарованно подумала Ария и удалилась на кухню, перемывать и без того чистую посуду, чтобы отвлечься от грустных мыслей.

 

«Я еще не готова воплотить в жизнь то, о чем мечтала ночью, - решила Таймири. – Мне нужен чей-нибудь совет». Из своей комнаты она спустилась вниз по полупрозрачной голубой лестнице, к арке из желтоватого адуляра. Там, за аркой, должен был бы цвести дивный сад. Но земля была неплодородная, и растения, едва укоренившись в почве, тотчас погибали. Так, никому из жителей страны Лунного камня не удалось пока стать хозяином хотя бы одного деревца. Зато все без исключения могли считать себя хозяевами желтых песков, которые распростерлись по стране на многие сотни километров.

А из песков вырастали одинокие гиганты – скалы из ледяного шпата. Все эти скалы, точно надзиратели бесконечных равнин, рассредоточились по стране. И был у них один отец – большой горный массив прямо за городом Цвета Морской Волны. А матерью у скал с упрямыми пиками была беспощадная песчаная буря, которая перекроила отпрысков Лунного массива на свой лад, затупив их гордые вершины. Вскоре после этого ветры принесли на поверхность скал-отшельников сосновые семена. И они проросли. На пустой, голой породе, только по цвету напоминающей собой воду. Молодая поросль тянулась ввысь, закаляясь ветрами и зноем. И уже через несколько десятков лет корни диковинных сосен проникали глубоко-глубоко в сердце скалы. Про эти скалы и сосны люди слагали множество легенд. А о том, что случалось со смельчаками, отважившимися пересечь массив Лунных гор, ходили самые необыкновенные слухи.

 

На песке, за аркой ее ждал плайвер. Таймири приобрела его два дня назад и успела облететь на нем почти весь город. Город Огней. Он был ее родиной, местом, которое она никогда бы не отважилась покинуть надолго, если бы не ее мечта. Мечты могут завести нас в такие края, о существовании которых мы даже и не догадываемся.

Таймири с удовлетворением поглядела на новенький плайвер, погруженный серебристым днищем в песок. Его округлые белые борта были сделаны из мягкой резины, а крыша и вовсе отсутствовала.

- Ну, сегодня мы с тобой снова полетаем, - сказала Таймири. На выставке плайверов ей предлагали самые разные модели, вплоть до таких, которые повинуются голосовым сигналам. Но она предпочла непритязательную машину на ручном управлении. Когда ты сам выбираешь маршрут, сам нажимаешь на кнопки и крутишь миниатюрный руль, то чувствуешь себя хозяином ситуации и наслаждаешься поездкой в полной мере.

Таймири вывела серебристый плайвер на дорогу из белого фосфора, и тот, урча, заскользил на высоте около двадцати сантиметров от земли. Стояла сухая, жаркая погода. Воздух был неподвижен. А солнце пекло так, словно хотело выжечь весь песок в округе. Потому что, кроме песка, жечь было решительно нечего.

Надев защитную маску и спрятав густую копну волос под отражающей лучи шляпой, Таймири помчалась через город на всех парах. Тут-то и подул встречный ветерок, слабенький, выдыхающийся. Куда делась та песчаная буря, которая свирепствовала сегодня ночью?!

Справа и слева от фосфорной дороги мелькали голубые переливающиеся здания самой непредсказуемой формы. Архитекторам не нужно было долго мучиться над проектами этих диковинных сооружений. А строителям даже не пришлось воздвигать стены. Материал был у них под рукой – гигантские глыбы адуляра, в освежающей лазури которого играли желтые огоньки. Правда, чтобы продолбить в этих глыбах комнаты и дверные проемы, понадобилось немало сил. Но цель оправдывала средства: столичные дома, в отличие от скромных жилищ на севере страны, не нагревались на солнце.

Туристы в город Огней так и стекались – на дома поглазеть да по улицам побродить. Но бродить желательно ночью. Ночью спадает жара, и город преображается до неузнаваемости.

 

Таймири и Сэй-Тэнь договорились встретиться в центре города, в Призрачном кафе. Кафе это особо никто не жаловал. Только дети да поэты.  И поэты преимущественно в душе. Таймири себя поэтом не считала, а вот у Сэй-Тэнь к творчеству имелись немалые задатки. Слишком уж она была мечтательна и легкомысленна. В отличие от реалистов и прозаиков, ее ничуть не раздражали переливистые колокольчики, которые призывно звенели всякий раз, как отворялась дверь. Не смущала ее и узкая лестница с прозрачными перилами. Эта лестница спускалась в мрачный просторный зал, где под потолком бестолково суетились смешные голографические призраки.

 

В кафе было прохладно. Не то что на улице. На улице сейчас очень душно и жарко. Так бывает перед грозой.

Сэй-Тэнь сидела за столиком неподалеку от лестницы и потягивала сок через соломинку.

- Опаздываем, опаздываем! – сказала она, взглянув на часы. И небрежно обвела рукой зал. - Знакомься, мои новые соседи. А также слуги, - И она многозначительно глянула на официантов.  – Я здесь уже ночь как квартирую.

- Что это значит? – изумленно спросила Таймири, присаживаясь за столик. К ней тотчас подлетел призрак и издал приветственный возглас:

- У-у-у!!

Но сейчас было не до призраков.

 

- Выкладывай, что стряслось?

- Мои меня выставили, - с напускной веселостью сообщила Сэй-Тэнь. Эта веселость ей ой как не шла. – Дело в том, что муж мой – жуткий прагматик. А с ним – и его мамаша. Они твердят, что если уж Айрин учится, то ее следует держать в ежовых рукавицах. А я так не хочу. Детям нужна свобода. Понимаешь, свобода нужна им, как свежий воздух!

Сэй-Тэнь устало откинулась на спинку стула, сплетая и расплетая пальцы рук.

- Но тебя ведь и отсюда выставить могут, - осторожно заметила Таймири.

- Я потому тебя и позвала. Совета спросить, - горестно сказала та.

Какое совпадение! Таймири тоже искала, к кому бы обратиться за советом.

- А еще я предлагала им переехать, - после недолгого молчания добавила Сэй-Тэнь. – В город Небесных Даров. Там, по ту сторону массива Лунных гор, нет песчаных бурь. И солнце не такое обжигающее. Но муж говорит, это безумие… Ах, они все наперебой твердят, что я безумна! Все, кроме Айрин. Бедной малышке всего шесть лет, а жизнь ее уже становится невыносимой.

Помолчав еще немного, Сэй-Тэнь прошептала:

- А ведь мы пытались сбежать…

Глаза у Таймири полезли на лоб. Здесь наверняка виной солнечная радиация. Разве могла бы мать в здравом уме пуститься с ребенком в такую даль!

Словно бы уловив мысли подруги, Сэй-Тэнь вздохнула:

- Про таких, как я, говорят: «нет царя в голове». А зачем мне царь в голове, когда в стране у нас полный бардак?! Сегодня на трон взошел новый Авантигвард. И я даже предположить боюсь, к чему приведет его правление.

Помолчав в третий раз, она решительно стукнула кулаком по столу и не менее решительно объявила:

- Уезжаю! Сегодня же! Вот уеду – и не будет у меня никаких проблем. А дочку потом заберу.

- И куда же ты уедешь? – окончательно уверившись в своих подозрениях, спросила Таймири.

- Ясно куда, в город Небесных Даров. Буду домик там себе подыскивать. А ты давай, со мной. Твой срок уже подходит. Тебе просто положено хоть какое-нибудь Приключение.

 

Таймири была к этому готова и даже сочинила длинное объяснение, чтобы чем-то подкрепить свой отказ. Но сейчас в объяснении нужда отпала. За какие-то пять минут Таймири вдруг поняла, что ей непременно нужно отсюда уехать.

- Вот что, раз тебе всё равно некуда податься, давай заскочим ко мне домой. А по дороге я приму окончательное решение, - сказала она.

- Окончательное? Значит, ты почти согласна! – обрадовалась Сэй-Тэнь. – Но у тебя не будет времени, чтобы всё как следует обдумать, потому что мы помчимся наперегонки!

- Ага, значит, плайвер свой ты с собой прихватила, - заметила Таймири.

- Как и прочие пожитки, - самодовольно отозвалась та.

 

Они выходили из кафе, как вдруг Сэй-Тэнь насторожилась:

- Подожди, я чувствую неладное.

Сбоку от Призрачного кафе послышался какой-то гул, а в следующий миг мимо пронеслась серая туча песка. Ничего особенного, если не брать в счет полное безветрие, или, как говорят в народе, штиль на безводье.

- Не к добру это, - сказала Сэй-Тэнь, отплевываясь от песка.

- Ерунда, - заявила Таймири.

- С тех пор, как в стране воцарился новый Авантигвард - то есть с утра - я не могу отогнать от себя противоречивых мыслей, - прошептала Сэй-Тэнь. -  Все радуются новому правителю, а мне почему-то кажется, что он погубит нас и нашу страну.

Таймири пропустила эти слова мимо ушей. Будет она еще беспокоиться о всяких там правителях, когда впереди у нее, возможно, долгая дорога, полная непредвиденных поворотов.

 

Сэй-Тэнь попыталась пригладить свои короткие непослушные волосы, но те встали у нее на голове черным ёжиком. Ее плайвер был совсем не такой красивый и блестящий, как у Таймири, а под стать своей хозяйке – изрядно запыленный да потрепанный жизнью.

- Кстати, в честь коронации тётя приготовила отличный завтрак. Нам будет, чем попировать! – сказала Таймири, проворно забираясь в свою машину.

Сегодня в стране Лунного камня состоялись долгожданные выборы Авантигварда, правителя, который смотрит вперед. Крупные политики соседних государств прочили ему абсолютную победу на выборах. Народ восторгался им. Но по городам расползались зловещие слухи, будто новоявленный правитель связался с одной очень опасной особой, и что особа эта – самая настоящая ведьма, которой палец в рот не клади. Сейчас другой век. Век, когда люди положили конец всем войнам на земле. Люди разучились воевать, если не считать тех, кто всё еще мечтает о величии и ведет с миром скрытую войну…

 

Улицы пустовали, окна домов были зашторены. В  парке вяло играл ошалевший от жары оркестр. Сэй-Тэнь улетела на своем помятом плайвере далеко вперед, и эхо разносило ее звонкий, заливистый смех.

«Наперегонки, - мрачно думала Таймири. – Ага, как же. А потом – сразу в ремонт». Порой ей действительно казалось, будто «царь» собрал свои вещички и в спешном порядке улетучился из головы Сэй-Тэнь.

Широкая фосфорная дорога была ровной и гладкой, точно лента серпантина. По обочине мелькали молчаливые монолиты зданий, которые глубиною и насыщенностью цвета могли бы поспорить с самим небом, а то даже и с освежающей синевою высокогорных озер.

Таймири следила за скоростью, а заодно любовалась новенькой панелью управления, как вдруг на этой самой панели загорелось предупреждение. Датчик показывал, что впереди, там, где медленно, но верно теряла голову Сэй-Тэнь, есть какая-то преграда.

- Да ведь ничего же… - изумилась Таймири, выпучив глаза. Сколько она ни старалась, разглядеть преграду у нее никак не выходило. Но датчик мигал настойчиво и чуть ли не злобно. Пришлось затормозить. А кое-кто впереди тормозить даже и не думал, хотя на панели у этого кое-кого лампочка мигала столь же настойчиво и яростно.

«Бамц!» - раздалось оттуда. Плайвер Сэй-Тэнь на полной скорости врезался во что-то бесплотное и упругое. Сэй-Тэнь не успела даже выругаться. Ее отнесло от преграды и основательно протащило по земле. А плайвер, который от удара, похоже, ничуть не пострадал, остался вертеться в воздухе над дорогой.

 

Очнулась Сэй-Тэнь на песке, у обочины. Тело ее ныло, руки и ноги были стерты в кровь, а спину словно распахали бороной. Всё, что произошло до сих пор, виделось ей теперь, как в тумане.

- Ах, что же это?! Да как же так?! – запричитала Таймири, подбежав к подруге. – Только не умирай. Слышишь? Я сейчас, за подмогой!

Она стала беспомощно озираться – поблизости никого. Какое невезенье, что Сэй-Тэнь вздумалось прокатиться как раз в день коронации Авантигварда! На дорогах – ни души, у всех праздник. «У них праздник – а у меня горе», - подумалось Таймири. Она едва расслышала слова раненой:

- Не надо… Ничего… не предпринимай, - хрипло, с натугой проговорила Сэй-Тэнь. И потеряла сознание.

 

Если напомнить Таймири сей эпизод, ручаюсь, она станет красной, как рак. Ибо, по ее разумению, она никогда не вела себя так глупо, как в тот момент.

Она уже прикидывала, каких размеров заказывать гроб, кого приглашать на похороны и кто первым кинет горсть песка на могилу, когда Сэй-Тэнь внезапно села, потянулась и удивленно уставилась на нее.

- Чего ревешь? – спросила она.

- Так ведь ты же умерла, - размазывая слезы по щекам, сказала та.

- Ну-ну, погляди на меня – ни синяка, ни царапинки.

Сэй-Тэнь взяла ее за руку, а когда и это не помогло – ущипнула изо всех сил.

- Эй, чего щипаешься?! – запищала Таймири.

 

Они шагали вдоль трассы, держась за руки. Причем Таймири сжимала руку Сэй-Тэнь так, словно боялась, что она (то есть Сэй-Тэнь) вот-вот исчезнет.

- Так это и было твое первое Приключение? – спрашивала Таймири. – Ну, в тот день, когда ты обнаружила в себе способности к самоисцелению?

- Да. Это случилось, когда мы вместе с мужем путешествовали вдоль залива Мейтнерий, - сказала Сэй-Тэнь. - Там у моря очень острые скалы. Земля под ногами неровная, и если ты споткнешься и упадешь, то можешь сильно пораниться. Я тогда упала. Было очень больно. Муж побежал за аптечкой,  а когда вернулся, нашел меня совершенно невредимой. Оказалось, что усилием воли я могу лечить любые раны. Ох, как меня ругали, когда я потом проводила над собой эксперименты! Кровь ручьями лилась, малышка Айрин плакала. Я нарочно резала себе руки, чтобы посмотреть, быстро ли заживет. А заживало мгновенно - стоило мне только захотеть.

- А других исцелять ты умеешь? – поинтересовалась Таймири.

Сэй-Тэнь отрицательно помотала головой.

- Как бы то ни было, ты человек нового поколения. Человек-чудо! – восхищенно заметила та.

- Ты тоже, - серьёзно сказала Сэй-Тэнь. – У тебя тоже есть способности, о которых ты не знаешь.

- Не уверена, - скептически отозвалась Таймири.

- А ты не сомневайся! Эти скрытые способности есть у каждого человека. Надо только глубже заглянуть в себя. Но это вопрос времени…

- Даже у тети Арии они есть?

- Даже у нее.

- Ах да, конечно! Она превосходный кулинар! – рассмеялась Таймири. – Давай-ка побыстрее к ней, а то завтрак съедят без нас.

- Погоди, - сказала Сэй-Тэнь. – Надо еще выяснить, на что это я налетела.

 

Они приблизились к тому месту, где произошло столкновение и где, как ни в чем не бывало, висел, моргая фарами, плайвер. Не понадобилось и двух минут, чтобы выяснить, в чем дело. Воздух перед плайвером был прозрачный,  холодный и твердый, как стекло. Прямо какая-то льдина в краях вечного зноя. Таймири недоверчиво постучала по льдине:

- Что это?

- Брось! Неужто ты никогда не слыхала о силовых полях?! – вскинула брови Сэй-Тэнь. - Они возникают на месте, где через час или два должна вырасти новая скала из лунного камня!

Таймири, конечно же, знала о случаях, когда в городе начиналась суматоха из-за того, что голубые гиганты без всякого предупреждения поднимались посреди улиц. На самом деле не без предупреждения. Предвестниками их появления служили силовые поля, невидимые  - и потому опасные. Если бы на месте Сэй-Тэнь в момент несчастного случая оказалась она, Таймири, то ей пришлось бы несладко.

- Через час или два! – с нажимом повторила Сэй-Тэнь. – Кто знает, как долго здесь высится этот прозрачный столб? Если мы не хотим, чтобы извержение каменной глыбы доставило нам новые неприятности, лучше поскорее отсюда убираться. Поехали!

И они вновь помчались по фосфорной дороге, мимо зданий, которые словно бы парили в знойном мареве.

«Из этой скалы камнетесы изваяют новый дом, куда потом заселятся люди, - думала Сэй-Тэнь. – А дорогу проложат в объезд…»

 

Внезапно в лицо Таймири подул сильный ветер. Холодный и враждебный, он пригнал за собой набрякшую от воды грозовую тучу. Полуденный зной был свержен со своего пьедестала точно так же, как был изгнан прежний правитель страны, - быстро и без лишнего шума, чтобы никто ничего не понял, чтобы все поверили в честную борьбу. Но честной борьбы не было. Был заговор с темными силами…

- Быстрее! В дом! – крикнула Таймири, останавливая плайвер возле арки.  – Сюда! – позвала она. – Так мы поднимемся прямо ко мне в комнату.

Прогремел первый гром. Нет, не гром – хохот! Громкий и низкий, он походил на гром и  был слышен на всю округу. Молния – и снова хохот. Туча не могла не веселиться: ведь сейчас пойдет дождь, и она освободится наконец от того груза, который тянет ее к земле. Каждая туча всегда мечтает стать легким облачком.

- Фу-у! Успели! – выдохнула Сэй-Тэнь, плюхаясь на кровать, застеленную пестрым покрывалом. Снаружи частыми струями брызнул дождь.

- Располагайся и не обращай внимания на беспорядок, - сказала Таймири. Вдруг из кухни донесся чей-то басистый, рокочущий смех. «Мужчина, - безрадостно подумала она. – Опять он».

Устроившись рядом с подругой, Таймири легла на спину и заложила руки за голову. От покрывала сильно пахло эфирными маслами, с которыми она иногда любила поэкспериментировать.

- Как давно я у тебя не была, - протяжно сказала Сэй-Тэнь. – Мне очень нравится твой дом. Здесь атмосфера другая, не гнетущая.

- Да, здесь каждый делает, что захочет. Тетя Ария, например, любит убирать, готовить и стирать. А мне не позволяет. Хотя я и не прошу... Слушай, Сэй-Тэнь, а почему бы тебе не поселиться у меня? Тогда разрешатся все твои проблемы!... Или почти все.

- Не-ет, я предпочитаю бежать от проблем в другой город. А ты уже решила? Ты со мной?

- Да, я готова. Вот поедим и начнем укладывать сумки.

- У меня всё в одном рюкзачке уместится, - с достоинством сказала Сэй-Тэнь. - В городе Небесных Даров я начну новую жизнь, поэтому весь мой скарб – это два билета на поезд через пустыню, сменная одежда и немного денег, чтобы не умереть с голоду в дальних краях.

Таймири вздохнула. Уж она-то любого набоба переплюнет. Ведь непременно наберет с собой в дорогу безделушек.

 

Она застала тетушку за кухонным столом в компании их нового соседа. Тетушка Ария смутилась и покраснела. Этот сосед появлялся у них в доме ежедневно с тех пор, как переехал. Таймири старалась не попадаться ему на глаза и всякий раз перед его приходом удалялась к себе в комнату.

- Почему не предупредила, что приведешь подругу? – Тетушка Ария не умела злиться, и когда пыталась показать характер, выходило это у нее смешнее некуда. – Знакомьтесь, Тириэна-Авиграда-Мерия, моя племянница…

- Можно просто  Таймири, - поправила тетушку та.

- А это …. – Ария, похоже, запамятовала длинное имя гостя. И тот представился сам:

- Чикаторе-Итео-Калле.

Таймири чуть не прыснула со смеху, услыхав, как он произносит своё имя нараспев.

Сэй-Тэнь ненавидела формальности. Когда очередь дошла до нее, она вскочила и отрекомендовалась так громко, что обладатель басистого голоса чуть не свалился со стула.

Тетушка Ария недолюбливала Сэй-Тэнь как раз за эту ее крикливость и непоседливость. «Орет, как полковой командир», - нередко говаривала она. Но указать ей на дверь не решалась.

 

- Тетя, у тебя осталось еще что-нибудь из того завтрака, который ты приготовила? – спросила Таймири. Тетушка Ария, у которой поначалу возникло желание выдворить непрошеную гостью, несколько смягчилась и побежала к холодильнику. Оттуда выплыло почти нетронутое блюдо. Причем выплыло само, без всякой посторонней помощи. Блюда у нее всегда выплывают, если выходят на славу. Но только тсс, никому ни слова! Прознай кто-нибудь, что Ария владеет кулинарной магией, и прощай ее беззаботная жизнь!

 

- Садитесь за стол, девочки. И отведайте моё фирменное! – не без гордости пригласила она.

Подруги были так голодны, что без промедления набросились на праздничное кушанье.

- А мы тут о политике разговаривали, - как бы между делом упомянула Ария.

- Сегодня, наверное, все только и разговаривают, что о политике, - буркнула Сэй-Тэнь, засовывая в рот здоровенный кусок кальмара.

Ария напустила на себя надменное равнодушие.

- Выборы Икротауса Великого – знаменательное событие! – холодно сказала  она. – Лично я вполне довольна таким исходом. Уж Икротаус-то сможет поднять страну на новый уровень!

- Он возомнил себя великим. А на самом деле он – лилипут, - прожевав, высказалась Сэй-Тэнь. Ох уж эта Сэй-Тэнь! Вечно норовит вставить острое словцо!

Таймири с ужасом отметила про себя, что тетушка Ария побагровела. Она багровела только в двух случаях: когда у нее начиналась аллергия и когда ее выводили из себя. Едва ли у тетушки была аллергия на собственную стряпню.

- Ой, да не принимайте вы ее слова близко к сердцу, - вмешалась Таймири. И от нечего делать ляпнула: - Последний кусочек - и мы пойдем складывать вещи.

- Вещи? Какие вещи?! – опешила тетушка.

Взгляд Сэй-Тэнь красноречиво говорил: «Ох, и напрасно ты это».

Взгляд громогласного соседа не менее красноречиво говорил: «Сейчас грянет». Похоже, сосед знал тетушку Арию, как облупленную.

- Я уезжаю на работу в город Небесных Даров, - соврала Таймири. Ария сделалась пунцовой, и ее красноречивый взгляд мог бы пригвоздить к стене кого угодно, если бы сама она при этом выглядела чуть менее комично.

– В город… Небесных… Даров? – на восходящих нотах переспросила она.

- Ну пожа-алуйста, - заканючила Таймири. – Я ведь уже взрослая. К тому же работа будет непыльная… - Она секунду помедлила. – Да, непыльная, в библиотеке.

- И кто же тебя надоумил? – грозно вопросила тетушка.

Сэй-Тэнь яростно замахала руками у тетушки за спиной, но было уже поздно.

- Кто?! Она?! Эта вертихвостка?! Не пущу!

- Послушай, дорогая, - вмешался наконец сосед. Его голос подействовал на Арию как успокоительное. – Ослабь хватку. Позволь девочке самой строить свою судьбу.

- Но я у нее единственная на всём белом свете, - слабо возразила та. – Мать умерла, а отец – чтоб ему пусто было! – сбежал в свое кругосветное плаванье. Я просто обязана за ней следить.

- А я вот возьму и тоже сбегу! – на всякий случай пригрозила Таймири. Хотя и так было ясно, что перевес окажется на стороне соседа. Очень уж убедительно он говорил.

Спустя полчаса уговоров да умасливаний Ария сдалась. Сдалась не без борьбы. И в результате этой борьбы к багажу Таймири прибавился саквояж со всевозможными лекарствами, старательно свернутое шерстяное одеяло и пара увесистых сумок с никому не нужными вещами.

 

Поезд отправлялся через час после заката. Постояв немного у дверей, Сэй-Тэнь спустилась к своему плайверу и вымыла его напоследок, чтобы он смотрелся не хуже других машин в караване. Этот караван поплывет через пустыню. Огромная, нескончаемая пустыня! Нужно запастись водой и едой. Нужно столько всего предусмотреть. В сутки плайвер сжигает около двухсот литров воды, а путник выпивает порядка трех. Значит, за неделю… Немыслимо! От расчетов у Сэй-Тэнь стала раскалываться голова.

 

… - Я тебя не забуду, - говорила Таймири, обнимая тетушку, которая к вечеру извела целую гору носовых платков и всё никак не могла утешиться. – Я буду писать тебе письма. По письму в день. Договорились? Буду делиться впечатлениями. Рассказывать, как велика и прекрасна наша страна. Только не плачь. Теперь у тебя будет повод завести новых знакомых. А чем больше друзей, тем ярче жизнь, ведь так?

- Ты права, милая, - хлюпала носом та.

Когда вернулась Сэй-Тэнь, проводы были в самом разгаре. Плайвер Таймири был набит до отказа и стал таким тяжелым, что мог оторваться от земли не более чем на дюйм.

- Э-э, нет, так не годится, - распорядительно сказала Сэй-Тэнь. – Половину сумок долой.

- Как долой? – всполошилась тетушка. – Нельзя! Там теплое одеяло и множество полезных вещей.

- Вы хотели сказать «бесполезных», - не отступалась Сэй-Тэнь. Под жалостливые всхлипы Арии она таки избавилась от части завалов, чем повергла несчастную тетушку в шок. Но тут подоспел сосед с непроговариваемым именем и сумел Арию обезвредить. 

 

- Отправляемся! – скомандовала Сэй-Тэнь. – Не хватало еще на поезд опоздать.

- Смотри, не простудись! Не купайся в горных реках! И шли мне письма, не забывай свою тетю! – крикнула на прощанье тетушка Ария, утирая слезы носовым платком.

 





Таймири
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика