2. О превратностях пути и потерянной шляпе


Highslide JS
Путь через пустыню

Ночью фосфорные дороги светятся. Как только мрак окутывает землю, лик страны Лунного камня преображается. Он озаряется свечением бесчисленных жилок, которые тянутся по всем направлениям, из города в город, через пустыни и непроходимые местности. Дороги излучают энергию, которой питаются батареи плайверов. Именно благодаря этому плайверы способны парить над землей.

Таймири и Сэй-Тэнь прибыли к месту отправления, когда на небосводе зажглась первая звезда. Сэй-Тэнь вручила билеты контролеру, и их пропустили к веренице плайверов, соединенных друг с другом прочными канатами.  Пока к последнему звену длинной цепочки рабочие привязывали оставшиеся плайверы, подруги стояли поодаль и любовались вечерним небом.

- Завтра ночью будет звездопад, - мечтательно сообщила Сэй-Тэнь.

- Вот как?  - безучастно сказала Таймири. Звездопад не больно-то ее интересовал.

- Да, и можно будет загадать желание…

- Надо же, кто-то еще верит во всю эту чепуху! – пробурчал какой-то субъект, проковыляв мимо. Сэй-Тэнь замолкла. «От этих ли людей я бегу? Не от себя ли?» - неожиданно подумала она.

Когда последние приготовления были окончены, в начале змееподобного поезда раздался свисток – пора трогаться. Пассажиры поспешно расселись по плайверам. Они махали руками и что-то кричали на прощанье родственникам и друзьям.

Таймири тут же свернулась калачиком на дне своей машины, укуталась в теплое одеяло и блаженно закрыла глаза. Потом она вспомнила, что надо накрыть плайвер стеклянным куполом, чтобы холодный воздух пустыни не проник внутрь. Надавила наугад на какую-то кнопку, и по краям машины из резиновых бортов стали бесшумно вырастать прозрачные лепестки лотоса, чтобы слиться в блестящую, непроницаемую полусферу.

«Вот и всё, - подумала Таймири. - Отпусти прошлое… Ты больше ему не принадлежишь. Теперь ты – крошечная часть вселенной, гораздо меньше тех звезд, что сияют там, наверху».

Нерешительно, робко сдвинулся с места караван. Кто-то забыл взять в дорогу чемодан с важными документами, кого-то задержали непредвиденные дела - и он бегом догоняет поезд. А Таймири лежит в тепле, предвкушая солнечную дорогу в барханах пустыни. Она знает, что в соседнем плайвере точно так же лежит Сэй-Тэнь, которая теперь наверняка винит себя за то, что бросила дочку, но которая не повернет вспять. Как отрадно это хрупкое чувство защищенности и покоя! Когда всё, что тебе нужно, с тобой. Когда осознаёшь, что не ты один решился на безрассудство. Таких, как ты, много. И все они в этот час мирно спят в своих плайверах, покачивающихся в воздухе над фосфорной дорогой.

- Вот бы увидеть восход полной луны, - пробормотала Таймири погружаясь в сон. – Или рассвет… Рассвет в пустыне, говорят, красив…

По черным, четко прочерченным ресницам заскользили оранжевые струйки фонарного света. Поезд ускорил ход. Вот миновал он последние фонари, проводившие караван в ночь. Таймири смежила веки. Сладких тебе снов!

***

Каково это – проснуться утром, на рассвете? И не в уютной постели, а посреди пустыни, когда первые солнечные лучи начинают вырываться из-за горизонта, разгоняя застоявшийся мрак? Сначала Таймири по привычке хотела встать и отправиться в ванную. Но потом убедилась, что никакой ванной нет и в помине. А вместо этого…

- Я бы советовала тебе не залеживаться, - постучала по куполу плайвера Сэй-Тэнь. – Смотри, какая красота! И это только начало!

Таймири немедленно вскочила на ноги и сквозь прозрачную крышу увидела алый рассвет. Она ахнула: никогда еще не приходилось ей наблюдать ничего подобного. Размытые огненные лепестки этого завораживающего цветка вздымались над пустыней, и с каждой минутой они росли, становились всё внушительней, вытягивая за собой тяжелый, пламенеющий шар солнца. Охваченная внезапным порывом, Таймири убрала стеклянный купол и сразу почувствовала сильный холод, так не вяжущийся с пейзажем на востоке.  Она побыстрее завернулась в пушистое одеяло, и, стуча зубами, обратила свой взгляд на подругу. Та улыбалась солнцу и собственным мыслям. И холод не имел над нею власти, потому что она думала о тепле.

- Ну как? – поинтересовалась Сэй-Тэнь. – Как тебе первый день в дороге?

- Непривычно, - призналась Таймири.  – Всё кажется, что где-то поблизости тетушка Ария со своими нравоучениями и отбивной.

- Кто знает, когда вы теперь свидитесь, - пожала плечами Сэй-Тэнь. – Жизнь такая непредсказуемая штука…

- А долго нам еще плестись по пустыне?

- Четыре или пять дней – как повезет. Сразу за пустыней стоит культурная столица, город Цвета Морской Волны. Там мы сядем на паром, который отвезет нас к массиву Лунных гор.

- А потом?

- Не будем загадывать… - философски изрекла Сэй-Тэнь. И в этот момент она была похожа восточного мудреца. Только разве что без бороды и тюрбана.

 

С невообразимой скоростью мчался караван на север. А солнце припекало всё сильнее. И вскоре Таймири почувствовала, что хочет пить. Она откупорила одну бутылку из тех запасов, которыми была обязана подруге, и жадно припала к горлышку. Вода не успела как следует прогреться после ночи и была ледяной, поэтому пить пришлось маленькими глотками.

 

Перед глазами пейзаж так и мелькал. Вон пучеглазая ящерка – вылезла погреться на валун. А вон толстый зеленый кактус (откуда он только воду берет?). И повсюду – рыжие, как лисья шкура, пески. А ведь когда-то давным-давно на месте пустыни цвел, серебрился утренней росою луг…

Таймири вздохнула. Тетушка Ария полагает, будто всё это фантазии сказочников, но что если нет? Что если много лет назад кто-то действительно превратил плодородные земли в пески?

С высоты птичьего полета поезд из плайверов казался одной прыткой змейкой, то вползающей на барханы, то зигзагами спускающейся вниз, чтобы подняться снова и снова. И если ночью большинство машин было накрыто куполами, то теперь люди, жадные до новых впечатлений, вдыхали горячий воздух и с любопытством глазели по сторонам. Кто они такие по сравнению с величественной пустыней? Малютки-муравьи, которые выбрались из своего муравейника, чтобы проделать долгий и опасный путь. Кто-то отправился на поиски счастья, кого-то ждала родня, а кто-то, как Сэй-Тэнь, захотел сбежать от пагубной жары юга и вечно скрипящего на зубах песка.

Несмотря на обилие запасенной воды да съестных припасов, голод и жажда неотвязно следовали за путниками по пятам.

- Эй, Таймири, - позвала Сэй-Тэнь. – Перебирайся ко мне в плайвер, перекусим.

Та опасливо глянула в проем между плайверами. Там, внизу, вздымаясь и оседая, бурлила белая фосфорная дорога.

- Даже если я к тебе переберусь, - прокричала Таймири, - мне еще долго кусок в горло лезть не будет!

Она страшно пожалела, что не взяла провизии из машины Сэй-Тэнь. А всё они, эти баулы тетушки Арии! Несмотря на то, что часть багажа осталась дома, плайвер всё равно был битком набит одеждой и предметами первой необходимости.

- Ну, давай! - подбадривала ее Сэй-Тэнь. – Не будешь же ты палец сосать! Нужно всего-то натянуть канат на себя. Ты справишься!

Таймири справилась. Не без предательской дрожи в коленках и бешеного сердцебиения. Но, как она и предсказывала, кусок ей в горло не лез. Поэтому Сэй-Тэнь, ничтоже сумняшеся, предложила подруге йогурт.

- Кошмар, - высказалась Таймири. – Ты не будешь возражать, если я прилипну к стенке твоего плайвера на остаток пути?

- Учись преодолевать страхи, - назидательно сказала Сэй-Тэнь. – К тому же, вдруг ты храпишь по ночам?

- Не храплю, - надулась Таймири. – Кроме того, мне одной жуть как скучно. Даже нечем себя занять.

 

 

- О! Так вот в чем проблема! – протянула Сэй-Тэнь. Для нее это был отличнейший предлог, чтобы рассказать подруге о настоящей причине переезда. – Я поделюсь с тобой пищей для размышлений, - пообещала она. – Переваривать ее тебе – не переварить.

Таймири вся обратилась в слух:

- Ты меня заинтриговала. Давай, выкладывай.

- На самом деле я стремилась в город за массивом Лунных гор, чтобы побывать в мастерской счастья Лисса, а если повезет, то и поучиться там уму разуму.

- Что ты говоришь?! Что такое мастерская счастья… как её там?

- Мастерская счастья Лисса. Это такое училище, откуда выпускают настоящих фей.

- Фей? – недоверчиво переспросила Таймири.

- Слушай, я не знаю, кто такие эти феи, но говорят, что создания они просто восхитительные. Феи излучают доброту и всегда поступают по справедливости.

- Если ты хочешь стать одной из них, то я пас, - нахмурилась Таймири. – Лучше бы ты сразу сказала мне правду.

- Правда – это то, во что люди верят, - уклончиво ответила Сэй-Тэнь. – А тебе, по-моему, не было, да и нет нужды в моей правде, потому что ты и сама хотела уехать.

- С чего ты взяла?

- Тебя даже уговаривать не пришлось! Ты согласилась почти без колебаний!

Таймири издала что-то наподобие «Г-р-р!» и сползла на дно по округлой стенке плайвера.

- Ну, да, да! Ты совершенно права. А всё потому, что мне ужасно опостыла жизнь под крылом у тети. Я мечтала раздобыть талисман и стать самостоятельной.

- Талисман? – улыбнулась Сэй-Тэнь. – Талисман не сделает тебя самостоятельной.

- Ага, но за то время, пока я буду его искать, самостоятельности у меня точно прибавится, - беззастенчиво отвечала Таймири.

 

Когда она возвратилась к себе в плайвер, настроение у нее было скверное-прескверное, и ей казалось, что сомнения облепили ее со всех сторон. Так облепили – не продохнёшь.

«Правильно я поступаю или нет? - гадала она. – Не лучше ль было оставить всё, как есть? Ладно, Сэй-Тэнь без головы на плечах. Но я-то вроде не совсем безнадежна. Кто меня дернул согласиться на это путешествие?!»

Потом она сжевала сухарик, припрятанный в кармане на черный день, поменяла позу и снова задумалась: 

«Отступать всё равно некуда, - сказала она себе, и сказала так убедительно, что успокоилась совершенно. - Прошлого не изменишь, а будущее никогда не наступит. Так что волноваться бессмысленно. Глядишь, и безголовость Сэй-Тэнь где-нибудь да пригодится».

Она подняла глаза к небу. Небо было такое же, как и всегда: с вышитыми на голубом полотне розовыми и желтыми узорами. Однако узоры изменились. Сложно было сказать, что они предвещают. Но если меняется небо, жди перемен на земле. 

 

Фосфорная дорога тянулась вдаль тонкой нитью размотанного клубка. Эта путеводная нить - спасительная. Свернешь – и ты пропал. По ночам дорога светится, и ее видно с большого расстояния. Другое дело – одинокий, заплутавший среди песков путник. Его если и обнаружат, то через несколько дней – полумертвого, с помутившимся рассудком. Поэтому следует быть начеку: пустыня коварна, хотя порой ее миражи столь притягательны…

 

- Как жарко! Мне бы сейчас веер или опахало! – послышалось из переднего плайвера. Волоокая дама средних лет, с копной светлых волос и изможденным лицом, была явно расстроена.

– Представляете, какое невезенье, - обратилась она к Таймири. – Мою шляпу сдуло ветром. И теперь я просто умираю от жары.

Порывшись в вещах, Таймири обнаружила старую, вчетверо сложенную карту страны. Именно то, что нужно!

- Как вы добры! – воскликнула дама, проворно поймав карту, которую тоже едва не унесло ветром. – Премного благодарна!

Она принялась обмахиваться, то и дело поглядывая на Таймири.

- А знаете, что я вам скажу, - наконец не вытерпела она. – Плыли бы мы сейчас в прохладе, по тенистой аллее, если б не Вестница Весны. Это она всю кашу заварила. Из-за нее образовалась пустыня. А она бродит где угодно, только не здесь.

- Вестница Весны? – переспросила Таймири.

- Куда она ни ступит, везде вырастают травы да цветы. Но стоит ей удалиться, и растения засыхают. Она как будто дразнится: глядите, мол, что я у вас забрала и чего вы назад никогда не получите! Тьфу!

Таймири слушала с раскрытым ртом, потому что эти слова подтверждали правдивость сказок из ее детства.

 

Тени удлинялись. И вечерние ветры, как дикие псы,  готовы были сорваться с привязи, чтобы распотрошить чрево пустыни. Чем ближе к горизонту скатывалось солнце, тем отчетливее слышалось их завывание.  Начиналась буря. Таймири боялась, что из-за бури она не увидит восход луны. Но как только скрылось солнце, на другом краю неба, из-за низких туч, стала потихоньку выплывать луна. Круглая и желтая, она была похожа на испеченный блин. Как раз такой, какие умела готовить тетушка Ария. Луна уже не была полной, как две ночи назад. Один ее краешек чуть-чуть истаял.

«Вот и хорошо. Я увидела всё, что хотела, - сказала себе Таймири. – А теперь спать». И только она накрыла плайвер стеклянным куполом, как поднялся ураган…

 





Таймири
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика