Глава 11. Позор Короля-Ветра


— Уф! Кажется, оторвались, — вздохнул Сальто, когда ветерки укрылись в Заоблачном лесу. Лес действительно оказался их спасением.

— Выпушти меня! Задушишь! — путаясь в воздушных рукавах Виэллиса, вырывалась и пищала Орехоколка. — Ты што вообшэ шэбе пожволяеш!

Виэллис так перепугался из-за погони, что даже не заметил, как Орехоколка очутилась у него в руках. Тем временем из «жарких объятий» Сальто пытался высвободиться облачный пёс — правда, гораздо тише и тактичнее.

— Король-Ветер ни за что не догадается искать нас в Заоблачном лесу, — сказал Сальто. — Хотя, если Ураганчики из Мафии предложат ему свои услуги, боюсь, от облаков в этом регионе останутся одни клочки. В том числе и от нашего леса.

— Они не такие, — с обидой в голосе возразила Орехоколка. — Ураганчики вовсе не такие, как вы их себе представляете. Они воспитанные и благородные. Не то что некоторые, — добавила она, искоса взглянув на Виэллиса.

После встречи со Смерчем Орехоколка сделалась гораздо смелее и попросту не понимала, отчего ветерки так перетрусили при появлении Короля-Ветра. «Нет чтобы разобраться по-хорошему, — ворчала она. — Вместо этого вы от него улепетываете. Я бы тоже вышла из себя, если бы от меня постоянно улепетывали».

С одноглазыми Ураганчиками Орехоколка собиралась подружиться, причем дружба обещала быть крепкой. Ураганчики как раз показывали ей, как правильно закручивать воздух в спираль, когда невесть откуда налетели братья-ветерки и сгребли в охапку и ее, и облачного пса. Было отчего рассердиться. Вот Орехоколка и сердилась. Дулась добрых два часа.

 

Тем временем вокруг Заоблачного леса носился и шумел Король-Ветер. Краем уха Сальто уловил, как он спорит и ругается с Солнцем.

— Ты говорило, они где-то здесь! — разъяренно кричал он. — Ну, и где? Где эти подлецы?!

— Понятия не имею, — оскорбленно отвечало Солнце. — Были да сплыли.

— Как ты отвечаешь королю?! — вскипал от ярости тот.

— А как вы разговариваете с Моим Величественным Сиятельством?! — в негодовании парировало Солнце. — Не будь меня, вы бы тут все улеглись! Или скажете, не я нагреваю воздух?!

Потом Сальто услыхал, как Король-Ветер воет от возмущения.

— Сду-у-ую всех! У-у-у-у! — донеслось до Виэллиса, который пытался помириться с Орехоколкой.

— Сдаётся мне, сидеть нам в лесу до скончания времен, — кисло проговорил он.

Внезапно облачные деревья содрогнулись и обеспокоенно закачались. Юркие зверьки попрятались по норкам, исчезли быстрые тени. А поляна, где дулась Орехоколка и прыгал облачный пёс, из молочно-белой сделалась серой и угрюмой. По всему было видно, что Король-Ветер стал ломиться в Заоблачный лес. Именно ломиться, поскольку вежливости короля, похоже, никто не научил. Он полез в самые заросли — и вскоре за это поплатился. Нечаянно задев белые гроздья на верхушке одного из облачных деревьев, он растревожил всё лесное зверьё. Лес немедленно всполошился, помрачнел и без особого труда вытеснил невоспитанного короля в голубые небеса, где лучилось злорадной улыбкой его сиятельство Солнце.

— Ну что, получил, невежа? — ехидно спросило оно. — С Заоблачным лесом надо обращаться еще почтительнее, чем со мной. Иначе пожалеешь.

 

Король-Ветер счел себя в высшей степени оскорбленным и решил, что такой позор уж точно не смыть ни одному проливному дождю.

— Я вам покажу, где Бури зимуют! — погрозился он в сторону леса. Братья-ветерки не выдержали и расхохотались. Гневный возглас короля рассмешил даже Орехоколку. Она перестала дуться и вместе с ветерками принялась громко хохотать. Облачный пёс с упоением лаял и скакал по облачным кочкам, а его белый хвост вращался, точно пропеллер.

Король-Ветер достиг последней стадии кипения — из него, как из чайника, повалил густой пар.

— Еще немного — и он испарится! — выглядывая из-за облачного дерева, с восхищением заметил Сальто.

— Если не принять мер, так и произойдет. — Высунулся из-за другого дерева Виэллис. — Ему надо остудиться.

Тут Король-Ветер и сам сообразил, что остудиться не помешает. Он взревел с досады, скомкал свою облачную корону и метнулся вниз, к прохладному морю.

— Вот ведь срам какой, — лениво проговорило Солнце. — Если планеты будут интересоваться, с кем из ветров я вожу знакомство, о Короле-Ветре придётся, пожалуй, умолчать.

 

Пока король остывал в морской воде, ветерки улучили момент и вылетели из Заоблачного леса.

— Ну, а теперь куда? — спросил Сальто.

— В город, — решительно сказал Виэллис. — Король-Ветер никогда не сунется в переполненный людьми город. Это ниже его достоинства.

Сказано — сделано. Уже через четверть часа братья вместе с облачным псом и Орехоколкой сидели на покатой крыше какого-то старинного здания и лакомились облачными орешками, собранными по пути. Орехоколке нравилось быть при деле.

«Щёлк! Клац! — усердствовала она. — А отчего это король так на вас взъелся?»

— Ему покоя не даёт, что мы свободно путешествуем по миру, между тем как он вынужден сидеть в своем замке, — мрачно сказал Сальто. — А ведь сам же нас и выгнал! Странные существа эти короли.

«Клац! Щёлк! — работала Орехоколка. — Хотя теперь он и носится за вами по всему свету, могу поспорить на что угодно: от своих путешествий он не получает никакого удовольствия».

Внезапно Орехоколка перестала колоть орехи и насторожилась. Облачный пёс тоже насторожился и приподнял одно висячее ухо.

— Где-то беда, — сказала Орехоколка, подлетев к парапету. — Зовут на помощь.

— Где? Не слышу, — расстроился Виэллис.

— Да через дом, на противоположной улице. Давайте поторопимся, пока не стало слишком поздно.

На соседней улочке, на самом верху многоэтажной новостройки, творилось Шторм знает что. Там, из открытого окна, тоненько и безнадежно кричал Сквозняк. Нет, даже не Сквозняк — Сквознячишко. Братья рассудили, что для Сквозняка он еще маловат и слабоветрен. Ребёнка ветерки заметили не сразу. Он стоял прямо у распахнутой настежь форточки, стучал кулачками по раме и завороженно глядел вниз.

— Спасите! — умолял Сквознячишко. — Если этот малыш упадёт, вместе с ним рухнут все мои планы!

— Ну, давайте! Что же вы, тефтели, рты раззявили?! — прикрикнула на ветерков Орехоколка. — Захлопните эту проклятую форточку, пока не случилось несчастья!

Виэллис отреагировал первым. Он взмыл в небо, чтобы как следует разогнаться. Сделал пару крутых виражей и, выставив вперед воздушные руки, с шумом налетел на окно. Форточка закрылась с такой силой, что ребёнок не удержался на ногах, хлопнулся на подоконник и разразился слезами. На плач прибежала взволнованная мамаша. Дальше за событиями по ту сторону окна наблюдала одна лишь Орехоколка. Ее всегда интересовала жизнь обычных людей.

А Сквознячишко тем временем кланялся Виэллису и благодарил его от всего сердца. Ведь сердце есть даже у Сквозняков.

— Не представляете, как вы меня выручили! — говорил он. — Приключись что с малышом, я бы всю оставшуюся жизнь просидел где-нибудь на чердаке и не посмел бы шелохнуться.

— А что за планы у тебя такие и почему они могли рухнуть? — полюбопытствовал Сальто.

— Дело в том, — смущенно пояснил Сквознячишко, — что с этим ребенком я мечтал подружиться. Я надеялся, что, когда он вырастет, мы будем вместе проводить досуг. По вечерам я бы листал страницы его любимой книги и подбадривал пламя в камине. Остужал бы для него кофе, пел бы ему песни из вентиляции. И стали бы мы не разлей вода…

— Мечтать не вредно, — сказал Виэллис. — Вредно увлекаться несбыточными мечтами. А твоя мечта именно что несбыточна. Дедушка Ветрило говорил, что люди с ветрами никогда не найдут общий язык. Люди пользуются силой ветра и хотят подчинить его своей воле. Поэтому отбрось иллюзии. Твой бесценный малыш подрастёт, найдет себе пару из мира людей и переедет в другой дом. А ты так и останешься здесь, в одиночестве.

— Не слушаю! Я тебя не слушаю! — заткнул воздушные уши Сквознячишко. — И вообще, мне пора.

Осторожно приотворив злосчастную форточку, он просочился внутрь и помахал ветеркам на прощанье.

— Эх, ничего не попишешь! — вздохнул Виэллис. — Похоже, все Сквозняки одинаковы. Да и этот не исключение. Как его ни убеждай, он всё равно останется верен своей безумной мечте.

 





Заоблачная
история
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика