Глава 13. Забитый гол и волшебная песенка

Глава 13. Забитый гол и волшебная песенка


Напоследок ветерки решили полетать над Австралией. Им было очень любопытно, действительно ли на этом континенте водятся коала, кенгуру и утконосы.

— Насчет утконосов не уверена. Но говорят, здесь развелось столько кроликов, что их можно просто отлавливать и жарить на костре, — сказала Орехоколка, когда друзья проносились над оранжевой пустыней Танами.

— Захватнический агрессивный вид, — припомнил Виэллис из рассказов дедушки Ветрило. — Вот уж никогда бы не подумал, что кролики могут быть захватническими и агрессивными.

За пустыней Танами расположился небольшой населенный пункт, где играли в мяч непоседливые дети. С высоты птичьего полета дети выглядели почти одинаково — разноцветные майки, разноцветные кепки и рваные запачканные штаны. Все эти майки, кепки и штаны бегали туда-сюда, смеялись и, как сумасшедшие, гоняли по стадиону многострадальный мячик. Единственным, кто не смеялся, был мальчуган лет десяти. Он тихонько стоял на краю стадиона и тёр грязными кулачками заплаканные глаза. И тут Виэллис понял: агрессивными бывают не только кролики. Дети, что пинали мяч, смеялись не просто так. Они потешались над этим бедолагой. Сперва потешались, а потом ни с того ни с сего запустили в него мячом. Удар пришелся ровнёхонько по макушке. Мальчуган пошатнулся, упал на песок и разревелся. Его тотчас окружила толпа разноцветных кепок и маек. Толпа скакала, как стадо козликов, гоготала и сыпала оскорблениями.

— Пурга-Деруга! — вознегодовал Сальто. — Да как они смеют! Ух, я им сейчас задам!

Виэллис схватил брата за воздушный рукав.

— Не вмешивайся! В обществе людей свои порядки. А этот малыш — изгой. Мы ничего не можем поделать.

— Если подумать, — глубокомысленно заметила Орехоколка, — мы тоже изгои. Вас двоих, — указала она на ветерков, — по ложному обвинению выставили из дворца. Меня выбросило на безлюдный остров. А облачный пёс… Ну, у него наверняка тоже есть своя история.

Облачный пёс припал на передние лапы и дружески завилял хвостом. Похоже, ему страсть как хотелось поведать Орехоколке свою историю.

— Но вы кое-чего не учли, — сказал Сальто. — Когда изгои объединяются, они перестают быть изгоями. Я не могу спокойно смотреть, как издеваются над этим ребенком. Давайте, я превращу его в облачного!

— Даже не думай об этом! — завихрился Виэллис. — Если всех, кто страдает, превращать в облака, то скоро на земле не останется ни одного живого существа. А в небе случится перенаселение, и нам придется искать прибежища в Стратосфере (или и того хуже — в Сфере Рассеивания). Нет. Считаю, люди должны сами решать свои проблемы.

— Погодите! Расшумелись тут, понимаешь! — зашипела на ветерков Орехоколка. — Сорванцы выдвигают ему условия!

Все трое затихли. Даже облачный пёс приподнял уши, чтобы лучше слышать.

— Мелкий, ты до сих пор так и не забил ни одного гола, — говорил мальчишка с подбитым глазом. Подбитый глаз, судя по всему, свидетельствовал о том, что среди местных забияк этот мальчишка авторитет. — Так вот, — продолжал он. — Попадешь в ворота, и мы тебя отпустим. А не попадешь — пеняй на себя.

— Уж мы-то ему быстро физиономию разукрасим, — развязно сказал кто-то.

Сальто в небе тем временем отрабатывал удары из ветерковых кулачных боёв, чтобы преподать задирам урок, но Виэллис придумал кое-что поинтереснее.

— Давай, мы забьем этот гол! — предложил он. — Тебе когда-нибудь приходилось играть в облачный футбол?

— Фут-бол? — переспросил Сальто, нечаянно направив удар воздушного кулака в сторону Орехоколки. Орехоколка отскочила и презрительно фыркнула.

— Вот именно, — сказала она. — На земле футбол весьма распространен. Тебе стоило бы попробовать.

— А что? Я с радостью! — воспрянул Сальто. — Вы, главное, расскажите, как нужно дуть.

Виэллис рассказал, а Орехоколка снабдила его инструкцию четкими указаниями. У Сальто сложилось впечатление, будто всю жизнь она только тем и занималась, что забивала голы.

— Вперед! Покажи им! — ободряюще крикнул Виэллис, когда Сальто устремился вниз.

 

Запуганный мальчуган нерешительно стоял перед зловещим, черно-белым мячом. Казалось, мячик отскочит от ворот или пролетит мимо при любом раскладе. Справа и слева от мяча в нестройных шеренгах расположились задиры и забияки. Они ухмылялись и уже представляли себе, как поколотят «мелкого».

До земли Сальто оставались считанные метры. Разноцветные кепки и майки покрупнели и стали ярче, а фонарь под глазом у авторитета приобрел такие глубокие оттенки, что по синеве мог бы вполне поспорить с вечерним небом.

— Чего он копается? — недовольно протянул «синеглазый». — Поторопите-ка его, ребята!

— Н-не надо. Я сам, — сквозь слёзы сказал мальчуган. Отойдя на порядочную дистанцию для разгона, он побежал. Бежал он медленно и неуклюже, потому что от страха ноги у него сделались ватными. Самые наблюдательные из задир уже смекнули: эдак гола нипочем не забить.

«Хорошо, что я оказался в нужном месте и в нужное время», — подумал Сальто. Он сделал несколько оборотов вокруг собственной оси, как советовал Виэллис, и припомнил, что Орехоколка назвала этот приём «сжатой пружиной». Когда «пружина» распрямится, воздушная голова Сальто должна будет попасть по мячу. Только бы не промахнуться!

Когда наступил решающий момент, Сальто не промахнулся. Его удар был таким точным и красивым, что мальчишки обомлели от восхищения.

— Видали? А? — приглушенно воскликнул кто-то из толпы.

— Э-э-э, да ты парень не промах! — с уважением заметил второй по значимости забияка. Этот забияка считался сведущим во всём, что касалось футбола. — Принимаем тебя в нашу команду.

Мальчуган, которого Виэллис чересчур уж поспешно окрестил изгоем, заулыбался и порозовел. Он больше не выглядел подавленным и, судя по тому, как потеплела атмосфера на стадионе, отныне не нуждался в помощи ветерков.

«Вот и славно», — сказал себе Сальто. Но, улетая, он всё-таки не удержался и наподдал «синеглазому» авторитету.

— Ой! — испугался тот. — Призраки атакуют!

На его возглас отреагировали дружным смехом, после чего кто-то предложил отправиться в гости к старине Уильяму и устроить небольшой пикник с сэндвичами и барбекю.

 

Виэллис встретил брата рукоплесканиями, Орехоколка — свистом сквозь четыре неплотно сомкнутых зуба, а облачный пёс — заливистым лаем.

— Всем спасибо! — самодовольно, прямо как Солнце, отозвался Сальто. — Налаживать атмосферу на Земле — это вам не шутки шутить. Такое не многим под силу.

— Конечно, конечно, — шутливо поддакнула Орехоколка. — Наш герой!

Тут Сальто, конечно, расхохотался. А потом ветерки вместе с Орехоколкой и облачным псом принялись водить хоровод прямо в небе, среди недоумевающих облаков. На ходу сама собой сложилась задорная песенка о непроветримых героях и сногсдувающих подвигах:

Мы летим издалека,

Раздувая облака.

Погеройствовали малость.

Не геройства — просто шалость!

Нас порой не замечают

И о подвигах не знают.

А рука у нас легка.

— Ка-ра-ка! Кара-ка-ка! — дико вращая глазами, подпевала Орехоколка.

С этой веселой песенкой они не заметили, как добрались до стылого, мёрзлого Урала. По пути Солнце коварно плело в небе сети из лучей, но ветерки успешно их миновали. Наверное, потому, что песенка у них была не только задорная, но еще и волшебная.

 





Заоблачная
история
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика