Глава 2. Дело о порванном плаще

Глава 2. Дело о порванном плаще


Облачный пёс, которого в облачном королевстве любили все до единого, появился в замке Короля-Ветра одним погожим утром. Вернее, в замок его притащили братья-ветерки. Облачный пёс был страшно добр, кошмарно пушист и целиком состоял из белых, как вата, облаков. Когда он летал в поднебесье, его обвисшие уши смешно мотались туда-сюда, а длинный хвост так и вообще жил отдельной жизнью. Облачный пёс не представлял своей жизни без игр. Он пытался играть с молчаливыми и незаметными слугами короля, резвился с Виэллисом, когда тот выделывал виражи под потолком замка, и донимал Пуэрико. Впрочем, Пуэрико против этого не возражал. Порой ему становилось так скучно, что, невзирая на своё высокое положение и манию величия, он был готов часами возиться с облачным псом.

 

В последнее время облачному псу необычайно везло: на него ни разу не накричал Король-Ветер, его ни разу не пнули воздушной ногой. Он ничего не порвал и не опрокинул. И это было странно.

— На месте Пуэрико я бы вёл себя осторожнее, — говорил за обедом Сальто. — Если пёс долго ничего не крушит, значит, скоро у него наступит кризис и он начнет крушить всё без разбору. Уж я-то знаю.

Предсказание Сальто не замедлило сбыться. Уже вечером облачный пёс порвал вышитый серебром плащ Пуэрико. Крику было немерено. Снега тоже. Когда у Пуэрико портилось настроение, он созывал тучи со всех концов земли, и они лили, не переставая, несколько суток кряду. Вернее, лили, если было лето. Зимой тучи обыкновенно сыпали снежинками. Король-Ветер одобрительно отнесся к затяжному снегопаду, а на облачного пса зыркнул с негодованием.

— Не иначе, его подучили Сальто и Виэллис, — ныл Пуэрико. — Пёс не мог порвать плащ просто так. Его определенно надрессировали.

— Мы это выясним. Только не расстраивайся! — утешал любимчика Король-Ветер. — Мы выведем их на чистую воду. А тебе соткут новый плащ, лучше прежнего!

 

На следующее утро Король-Ветер созвал присяжных и устроил самый настоящий суд. При разбирательстве присутствовали братья-ветерки, главный обвинитель Пуэрико и облачный пёс, спрос с которого был невелик. На суд явилось даже надменное Солнце. Правда, с опозданием. Зевая, оно вынырнуло из-за горизонта и приволокло свою пурпурную мантию прямо во дворец.

— Встать! Суд идет! — гаркнул Король-Ветер и неистово шандарахнул облачным молотком по судейской кафедре. — Сальто и Виэллис обвиняются в том, что нарочно научили облачного пса рвать воздушные плащи.

— Протестую! — возмутился Виэллис. — Сроду никого не учил.

— Может, они того… Без умысла? — робко вставила защита.

— Мо-о-олчать! — прикрикнул на защиту Король-Ветер. — Слово пострадавшей стороне!

Пострадавшая сторона оглушительно высморкалась, состроила страдальческую гримасу и снова принялась ныть, что плащ для ветерка — самое ценное и что рваный плащ — это позор, который не смыть никакому дождю.

— Факты! Суду нужны факты, а не ваши мыльные пузыри! — рявкнул Король-Ветер и вновь обрушил молоток на кафедру. Солнце, которое всё это время непрестанно зевало, даже подскочило от неожиданности.

— Хорошо, факты, — смирился Пуэрико. — Когда мы были на земле, я сказал Сальто и Виэллису, что им плащи не светят. Поэтому они решили мне насолить.

Сальто и Виэллис болтали ногами под столом подсудимых и беспечно посвистывали. Рядом с ними облачный пёс усердно грыз облачную цепь. На эту цепь его посадили впервые.

— У защиты есть возражения?! — грозно осведомился Король-Ветер. И сразу стало ясно, что если возражения и будут, то защита никогда не осмелится их озвучить.

— Ну, мы попали, — ухмыляясь, сказал Виэллис. — Давайте уже свой вердикт.

— Вердикт! Вердикт! — зашумели присяжные.

Облачный молоток обрушился на кафедру в третий раз.

— Что ж, вердикт, — после паузы сказал Король-Ветер. При этом он выглядел таким важным, словно выносил вердикт самым злостным преступникам на планете. — Ветерки Сальто и Виэллис обвиняются в подстрекательстве к… — Тут он запнулся. — В подстрекательстве к рванию… к разрыву… в общем, к порче имущества и нанесению урона королевской казне. И в наказание они отправятся в изгнание на месяц.

— Ура! Ветерков долой! — обрадовался Пуэрико. — Наконец-то я от вас избавлюсь!

— А что они будут делать в изгнании целый месяц? — поинтересовалось Солнце. — Баклуши бить? Галок гонять?

— М-да, — пробормотал Король-Ветер. — Без задания отпускать негоже.

Он задумался и о чем-то усиленно думал на протяжении нескольких минут, после чего просиял.

— Заданием будет разнести… — торжественно начал он.

— Разнести чей-нибудь сарай? — предположил Виэллис.

— Старую собачью будку? — понадеялся Сальто.

— Да нет же! — нахмурился король. — Разнести семена одуванчика по всей земле. Такой работы на месяц с лихвой хватит.

— Но сейчас же зима! — хором возразили ветерки. — Семена не прорастут!

— А кто сказал, что им нужно прорастать прямо сейчас? — ехидно спросил Король-Ветер. — Совсем скоро наступит весна. Какие могут быть разговоры?!

Раскланявшись, он объявил, что суд окончен, и швырнул судейский молоток в окно. Этих молотков он мог изваять из облаков, сколько душе угодно.

 

Солнце злорадно светилось на балконе облачного замка, присяжные аплодировали, а Пуэрико даже перекувырнулся в воздухе. Так он был счастлив. Братья-ветерки тоже были бы ужасно счастливы, если б не семена. Одно хорошо — никто не говорил, что из изгнания им непременно нужно вернуться.

 

Из дворца их выпроводили довольно неучтиво, а Пуэрико даже спел на прощанье какую-то пакостную песенку. Виэллис корчил из себя звезду мирового масштаба и раздавал воздушные поцелуи направо и налево. А Сальто наскоро слепил из облаков испанское сомбреро и размахивал им, словно какой-нибудь артист. Облачный пёс печально лаял ветеркам вслед.

 

…Они летели без передышки, пока не стали сгущаться сумерки. Далеко позади остался замок с хвастуном Пуэрико и вздорным Королем-Ветром. Далеко позади осталось чванливое Солнце. Когда оно в следующий раз взойдет на небо, братья, может статься, будут уже в другом облачном королевстве.

— Гляди-ка, скоро ночь, а ночью все дневные ветерки должны спать, — сказал Сальто.

— И без тебя знаю. Давай где-нибудь рассыплем семена, чтобы не мотаться с ними по всему миру, и уляжемся на боковую.

Они как раз пролетали над одной живописной деревушкой. Присев на красную шиферную крышу, Виэллис невольно засмотрелся на закат.

— И всё же, что ни говори, Солнце мастер своего дела, — сказал он. — Вон какие краски на горизонте. Загляденье!

— А я, между прочим, знаю этот дом, — заявил Сальто, которого мало интересовали закаты. — Здесь живет одна моя старая знакомая.

— Вот как? — воскликнул Виэллис. — Не думал, что ты водишь знакомство с людьми. Король-Ветер ведь строго-настрого запретил.

— А что нам Король-Ветер! — махнул воздушной рукой Сальто. — Мы теперь ветерки вольного полета. Куда хотим, туда и дуем. И семена где угодно рассыпаем. К тому же, я заметил, что на этом участке в прошлом году был неурожай. Всегда мечтал сделать хозяйке приятное.

Семена одуванчика Сальто рассеял одним небрежным дуновением. Он был уверен, что одуванчики растения полезные, и никак не предполагал, что это злостные сорняки, над которыми его старая знакомая будет горбатиться всё лето.

 





Заоблачная
история
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика