Глава 6. В гостях у Беззаботного Сквозняка

Глава 6. В гостях у Беззаботного Сквозняка


— Как думаешь, далеко еще до Аравийской пустыни? — спрашивал у брата Сальто.

— Уже скоро, — обнадеживал тот. — Если мы поладим с Могучим Сирокко, надо будет попросить его задержать Короля-Ветра. Нельзя допустить, чтобы король нас догнал.

Орехоколка торжественно восседала на спине у облачного пса и без устали колола облачные орехи, которые ветерки подбирали по дороге.

«Клац! Хрум! Клац! Хрум!» — постоянно слышалось позади. Орехоколка наконец-то нашла свое призвание. Она была на высоте.

Когда ветерки пролетали над большим городом, она не удержалась и воскликнула:

— Какой храм! Нет, вы только посмотрите, какой чудесный храм! Нам обязательно следует спуститься!

— Спуститься?! — взвился Виэллис. — Да за нами же погоня! Вот-вот налетит Король-Ветер!

— Ну, пожалуйста! На пять минуточек! — взмолилась Орехоколка. — Я никогда не видела таких красивых дворцов. К тому же, — сказала она, подперев голову облачной рукой, — король наверняка не станет искать вас в городе.

— И правда, — заметил Сальто. — Он же ненавидит города.

 

Приземлились друзья на крышу того самого храма искусств, который так поразил Орехоколку. Храм был украшен лепниной, фресками и витражами. Когда на витражи светило Солнце, его лучи проходили сквозь цветное стекло и становились зелеными, красными, голубыми и фиолетовыми. Внутри храма лучи перекрещивались, скользили по выбеленным стенам, гладкому полу и радостно отражались от блестящих витрин.

А еще по храму гулял Беззаботный Сквозняк. О том, что он беззаботный, догадаться было совсем несложно, поскольку он без конца насвистывал свою беззаботную песенку.

— Вот ведь незадача, — заглянув в витражное окно, пробормотал Виэллис. — Я надеялся, Сквозняка мы навестим в последнюю очередь.

— А лучше было бы вообще не навещать, — буркнул Сальто. — Сквозняк — деревенщина, он не знает элементарных правил поведения. Его и ветром-то можно назвать с большой натяжкой.

— Обо мне говорите? — беззаботно осведомился прозрачный и лёгкий Сквозняк. — Всем привет! Не правда ли, замечательный день? И Солнце так ярко светит.

— Насчет Солнца советую не обольщаться, — угрюмо сказал Виэллис. — У него отвратительный характер. Поймешь, когда познакомишься с ним поближе.

— А у нас тут почта, между прочим. Корреспонденция, — важно произнес Сальто и вынул из облачной пачки письмо.

— Замечательно! — обрадовался Беззаботный Сквозняк. — Я так редко получаю письма! Иное дело люди! Им почта приходит чуть ли не каждый день.

Братья-ветерки фыркнули.

— Люди, — презрительно сказал Виэллис. — Жалкие создания. Чуть только перемена в погоде — сразу хватаются за голову и бросаются пить лекарства.

— Не такие уж и жалкие, — встал на защиту Сквозняк. — Они придумали много полезных изобретений. Например, мельницы, ветряные электростанции…

— А всё зачем? — завихрился Виэллис. — Затем, чтобы нас использовать!

Беззаботный Сквозняк беспечно свистнул в ответ.

— Тогда как же иначе вы будете приносить пользу? — изумился он. — Всякое создание не просто так создано. Каждому отведена своя роль и у каждого свое предназначение. Если без дела мотаться по свету, скоро устанешь.

— А ты какую пользу приносишь? — напустился на Сквозняка Виэллис.

— Я свищу по углам, форточками хлопаю, с занавесками играю. Людям нравится. И поверь, если познакомиться с ними поближе, они весьма даже неплохие.

Здесь Сальто, который до сих пор молчал, горячо согласился со Сквозняком.

— Они действительно необыкновенные, — подтвердил ветерок. — Отбираешь у них зонтик, выворачиваешь купол наизнанку, а люди не сдаются. Они вообще редко когда сдаются. Выдержка у них что надо!

Облачный пёс и Орехоколка уже успели осмотреть храм искусств и теперь, прижавшись к разноцветному стеклу, слушали в оба уха и смотрели в оба глаза.

— О людях толкуют, — прошептала Орехоколка.

— Р-р-р-рав! — пророкотал пёс. Когда-то у него были другие хозяева. Эти хозяева жили в кирпичном доме и, что ни день, выводили его погулять на зеленой травке да побегать с другими лохматыми собаками. Облачный пёс не помнил, как стал облачным. Но много раз слышал от ветерков, что, если бы не они, не видать бы ему белого света.

Орехоколка прислушалась: теперь Беззаботный Сквозняк упрекал ветерков за то, что они только и думают, как бы людям насолить.

— Вместо того чтобы зонтики выворачивать, вы бы лучше помогали, — назидательно добавил он.

— Кому помогать? Людям? Не дождетесь, — заупрямился Виэллис. — Не стану я этого делать. Ни за какие облачные коврижки! И вообще, мы должны попасть на аудиенцию к Могучему Сирокко.

Круто развернувшись, Виэллис пожалел, что у него нет такого красивого плаща, как у Тропического Муссона. Еще он пожалел, что у него нет столь же изящной облачной короны, как у Короля-Ветра, и такой же ослепительной блистательности, как у Солнца. Будь у него всё это, он бы наверняка произвел впечатление на деревенщину Сквозняка. Хотя, подумал Виэллис, что простакам власть и слава? Для них это сор, пустяк, бессмыслица. И чем ветер проще, тем охотнее он променяет славу на возможность свободно летать по цветущему летнему лугу.

 

Когда друзья попрощались с Беззаботным Сквозняком, стали надвигаться сумерки. Теперь цветные витражи уютно и таинственно светились изнутри. Орехоколка поблагодарила Сквозняка за доброту, расчувствовалась и уронила слезу (она ведь была облачной, а значит, могла ронять слезы, сколько ей вздумается). Облачный пёс жалобно поскуливал и постоянно оглядывался на храм искусств. Ему невероятно понравилось парить под белыми сводами и петлять по пустынным, прохладным коридорам.

 





Заоблачная
история
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика