Глава 8. Судьба Беспощадного Смерча

Глава 8. Судьба Беспощадного Смерча


На шелестящей пальме острова Майорка Орехоколке не сиделось. Сейчас ей было бы куда комфортнее под пальмой, в песке (причем в песок следовало бы зарыться поглубже), потому что со Средиземного моря на остров надвигался нешуточный Смерч. Братья-Ветерки пристроились тут же, на широких листьях пальмы. Облачный пёс летал у них над головами и тревожно лаял.

А Смерч вихрился над водой, закручивался сизыми кольцами и горланил злодейскую песенку примерно следующего содержания:

Я дерзкий, бездушный, губительный Смерч!

Владенья и жизнь от меня не сберечь.

Дома и ограды я скушаю сам,

А то, что останется, — вам.

— Пффф! — фыркнул Виэллис. — Да он же обычный обжора! С каждым днем я всё больше разочаровываюсь в ветрах-негодяях.

— Не стоит недооценивать Смерчей, — подала голос Орехоколка. — Корабль, на котором я плавала вместе с людьми, потонул именно из-за такого вот негодяя. Водяные Смерчи впитывают в себя воду и нередко образуют водовороты.

Тут она вспомнила, как однажды попала в водоворот, и сделалась белее высокогорного снега.

 

Между тем Смерч всё приближался и приближался. Скоро он подступил к берегу так близко, что стали видны его безумные бездонные глазищи. Он, как и сказала Орехоколка, втягивал в себя волны, причем втягивал с чудовищным грохотом, гулом и воем.

Облачный пёс этой какофонии не выдержал и со скулежом бросился наутёк. А Орехоколка предпочла встретиться со своим врагом лицом к лицу. У Беспощадного Смерча лицо было самое что ни на есть бандитское — вихрящееся, серое и, как показалось ветеркам, сплошь в синяках. Кривая злоехидная улыбочка обнажала острые светло-серые клыки. Сальто рассудил, что именно этими клыками Смерч кромсает дома и ограды.

— Вы откуда такие взялись?! — завидев ветерков, прогрохотал Смерч.

— А сам ты откуда взялся? — расхрабрившись, крикнул Виэллис.

— Я-то? Я верчусь здесь из-за тёплого воздуха. Когда потоки тёплого воздуха соприкасаются с холодным морем или землей, появляюсь я. Я всегда разный и у каждого «меня» собственная судьба. Иногда я живу несколько минут, а иногда — несколько часов.

Пока Смерч говорил, его сизая воронка причудливо изгибалась, касаясь поверхности моря, и ненасытно всасывала воду, водоросли, а с ними заодно и мелких рыбёшек.

— Незавидная судьба, — проронил Сальто. — Но почему ты всё время ешь?

— Запасаюсь впрок! — бешено крутясь, сообщил Смерч. — Скоро я опять исчезну, и, пока злой рок вновь не призовет меня на землю, мне надо будет чем-то питаться.

— Нет, его определенно нельзя считать негодяем, — сказал Виэллис. — Он просто жертва обстоятельств. Давай быстрее отдадим ему письмо, пока злой рок не заставил его исчезнуть.

Сальто боязненно взглянул на брата.

— Не стану я этого делать. Вдруг Смерч меня проглотит?

— Ну, а я тем более, — заявил Виэллис. — Хочу дожить до того дня, когда мне вручат ветреный плащ.

 

Орехоколка посмотрела сперва на Сальто, потом на Виэллиса и завела глаза к небу.

— Вы оба жалкие трусы. Поэтому плащи вам в любом случае не светят, — нравоучительно изрекла она. — Ладно уж, давайте я отнесу письмо.

И, поскольку облачное письмо не желало самостоятельно вылезать из пачки, Орехоколка вытащила его своей единственной рукой и храбро направилась к Смерчу. Тот, злобно хохоча, продолжал мутить воду и глотать рыбёшек.

— Эй, ты! — начала Орехоколка издалека. — Это ведь ты потопил наш корабль?

— На своем веку я потопил множество кораблей, — ответил Беспощадный Смерч. — Может статься, и ваш тоже. А может, вам насолил кто-нибудь из моих кузенов. Они обитают в Краю Водяных Смерчей, за Атлантическим океаном. Хотя… — Тут Беспощадный Смерч на минуту задумался, и яростная ухмылка стала потихоньку сползать с его сизого лица. — Вы слыхали об Огненных Смерчах? Они возникают из-за сильных пожаров и питаются огнём. Ваш корабль, часом, не горел?

— Даже не дымился, — решительно отмела Орехоколка. — На нас налетел вихрь, после чего мы налетели на скалы. А потом меня захлестнула и утащила в водоворот беспощадная волна.

— В мире вообще, куда ни кинь, никого не щадят. Что уж обижаться на какую-то волну, — вновь ухмыльнулся Смерч. — Ваш покорный слуга тоже беспощаден. Я могу возникнуть на дороге темной ночью и прикрыться пылью, поднятой грозовым шквалом. Я прячусь за плотной завесой дождя, чтобы меня не заметили люди. Сначала я подниму вас так высоко, что у вас перехватит дыхание. А потом резко брошу вниз. Дом, где вы живете, за считанные мгновения превратится в щепки. Стоит ли говорить об электростанциях и проводах! Оставить город без электричества для меня пара пустяков.

Внезапно бездонные глаза Смерча хитро сощурились, а клыкастая улыбочка расползлась до самых ушей.

— На острове наверняка есть город с беззащитными людьми. Предвкушаю, как они начнут бегать и кричать при виде меня!

— Не смей! — разозлилась Орехоколка. — Они ведь не причинили тебе никакого вреда.

— Обычно вред причиняю я, — пояснил Смерч и завихрился быстрее прежнего. — У-у-у! — неистово завыл он. — Прочь отсюда! Я собираюсь разрушить этот город до основания.

 

Притихнув, ветерки наблюдали за Смерчем из-за пальмы и дивились бесстрашию Орехоколки. Виэллиса грызла совесть.

«Погляди, — настойчиво шептала совесть, — Орехоколка гораздо меньше тебя, и любому ветру ничего не стоит превратить ее в облачные ошмётки. Однако она всё-таки отважилась на разговор с Беспощадным Смерчем, в отличие от вас, трусишек».

«Этот подлец ведь слопает ее за милую душу! — трясся от страха Сальто. — Дедушка частенько говаривал, что за безрассудство можно поплатиться жизнью. Бедная, глупая Орехоколка

Но Орехоколка была отнюдь не глупа. Пока Смерч остервенело вращался над морем, она краешком глаза заглянула в конверт и убедилась, что письмо состоит из холодных потоков ночного воздуха.

«Отлично, — подумала Орехоколка. — Тут-то тебе, злодей, и конец».

Она прекрасно понимала, что читать письмо Беспощадный Смерч не станет. Потому что, во-первых, у него не было рук. А если и были, то они целиком срослись с извивающимся цилиндрическим телом и уже ни на что не годились. Во-вторых, Смерч был слишком поглощен идеей всё вокруг поглотить. Это была отличная возможность скормить ему письмо. Орехоколка подлетела к Смерчу так близко, что ветерки за пальмой чуть окончательно не утихли от безысходности.

— Перед тем как ты разрушишь город, — крикнула Орехоколка, — прочти послание от ночного короля!

— Зачем мне читать какие-то послания! — сварливо прогудел Смерч. — А ну, давай его сюда! Оно наверняка ужасно вкусное.

Орехоколка замахнулась и изо всех своих облачных сил швырнула письмо прямо ему в лицо.

— На, подавись!

Проглотив конверт и облизнувшись серым вихрящимся языком, Смерч громко и ехидно рассмеялся.

— Обед недурён и смахивает на заливное, — довольно сообщил он. — Поглядим, что у нас на десерт…

Но не успел он произнести слово «десерт», как вдруг побледнел и из сизого сделался дымчатым.

— Что… Что за гадость ты мне дала? — ошалело взвыл Смерч. — Это какой-то яд, да?

Через минуту он уже больше напоминал густой дым из печной трубы, а его кольца вертелись куда медленнее.

— Ах, негодница! Негодяйка! Преда-а-ательница! — мстительно простонал Дым. — Я тебе это еще припо-о-омню

Он распался на пепельные частички у самого берега — и волны облегченно зашептались между собой. Море с благодарностью вползло на песок, разлетались и заголосили чайки. Вернулся из своего укрытия облачный пёс.

— Чувствуете? — с победным блеском в глазах спросила у ветерков Орехоколка. — Чувствуете радость? Мы ведь только что спасли от гибели целый город.

— Я чувствую досаду, — признался Виэллис. — Потому что город спасла только ты одна.

— А я даже немножко завидую, — виновато проронил Сальто.

— Но в одиночку я бы не справилась, — возразила Орехоколка. — Что бы я делала без ваших облачных писем? Ведь от Беспощадного Смерча помогло избавиться именно письмо.

— Что ж, значит, и от нас есть какая-то польза, — обрадовался Виэллис. Он впервые по-настоящему распробовал слово «польза», и вкус этого слова пришелся ему по душе. Уж теперь-то — решил Виэллис — неважно, каким ветром он станет. Важно, чтобы вокруг него все были счастливы.

 





Заоблачная
история
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика