Глава 9. История дедушки Ветрило


— Предлагаю запутать следы, — сказал Сальто, когда братья приземлились на крышу островного ресторанчика. Из ресторанчика пахло жареной рыбой, шашлыками и дымом от сигар. Оттуда же доносилась негромкая джазовая музыка.

— Какая разница, — махнул воздушной рукой Виэллис. — Солнце всё равно рано или поздно нас выдаст.

— Ну и пусть выдаёт. Зато Королю-Ветру придется изрядно попетлять, пока он будет за нами гоняться. Шутка ли в спешке пересечь Атлантический океан? Король обязательно выдохнется и растеряет по дороге всю свою прыть.

— А что нам-то делать за океаном? — опешил Виэллис.

— Так ведь там, над Карибским морем, живет Разрушительный Ураган по кличке Подброшу-Швырну! — напомнил Сальто. — Скорее бы покончить со злодеями, — устало добавил он. — Больно уж они своенравны и непредсказуемы.

Пока ветерки отдыхали, раскачивая нависшие над крышей пальмовые листья, Орехоколка и облачный пёс отправились изучать окрестности. Орехоколку почти сразу привлёк пляж с ракушками, и она проторчала там до самого обеда. Изнутри ракушки отливали перламутром, а снаружи были сплошь в аккуратных бороздках. Орехоколка хотела унести хотя бы одну ракушку с собой. Но в облачной руке было сложно что-либо удержать. Золотой песок — стоило набрать горсть — тотчас высыпался обратно. А когда Орехоколка попыталась зачерпнуть сияющей на Солнце морской воды, то обнаружила, что в воде ее рука становится совершенно невидимой.

Облачный пёс тем временем старательно гонял чаек. Чайки, правда, были не из тех, кто станет бояться каких-то облачных собак. Но в честь сегодняшнего дня они решили сделать исключение и спасались от взлохмаченного пса с громкими, истошными криками.

Если не считать чаек, вокруг было относительно тихо и спокойно. Ни намека на то, что где-то поблизости дует разъяренный Король-Ветер. Судя по всему, Сирокко его всё-таки задержал.

— Может, Сирокко его и задержал… Но ведь не факт, что обезвредил, — веско заметил Виэллис, когда Солнце вплыло в свой любимый зенит. — Если не поторопимся, король нас точно сцапает.

— А мы у Солнца поинтересуемся, — сказал Сальто. — Эй, ты, всевидящее Солнце, доложи обстановку! Как там поживает Король-Ветер? — легкомысленно крикнул он.

Солнце лениво повернулось к ветеркам своей откормленной лучащейся физиономией и состроило недовольную гримасу.

— Как вы разговариваете с великим и ужасным мной?! Ни капли уважения, — обиженно проговорило оно. — Что я вам, разведчик что ли? Вот сейчас как разражусь магнитными бурями, будете знать! Тогда вам всем не поздоровится.

— А как насчет радуги? — предложил Сальто. — Мы пригоним побольше дождевых туч, чтобы ты устроило радугу. А ты расскажешь нам, где находится Король-Ветер.

— Одной радуги будет маловато, — надулось Солнце.

— Тогда две, — стал торговаться Сальто. — Двух радуг будет достаточно?

— Ну-у-у, не знаю, — раздумчиво протянуло Солнце. — Может, три?

— Остановимся на двух с половиной, — прервал их спор Виэллис. — Пожалуйста, многоуважаемое Солнце, нам очень нужно знать, чем занят Король-Ветер.

Услыхав, что к нему вновь обращаются с почтением, Солнце преобразилось и засияло ярче прежнего.

— Настроение у короля хуже некуда, — сообщило оно. — Сирокко сговорился с Пыльной Бурей, и они вдвоем его доконали. Теперь Король-Ветер рыщет по пустыне Сахара и клянёт их, на чем свет стоит. Да, еще он что-то бормочет про вас… «Обезветрю, — грозится он. — Лишу облачного наследства», — говорит. В общем, вам лучше не попадаться ему под горячую руку.

— Отлично, — обрадовался Сальто. — Значит, ему невдомёк, что мы у Средиземного моря.

— Ну, это только пока невдомёк, — лукаво проговорило Солнце. — Так когда вы пригоните мне тучи? — осведомилось оно.

— Как только перелетим через Атлантический океан, — пообещал Виэллис. — Говорят, за океаном в небе пасутся лучшие породы туч.

Раскланявшись с Солнцем и посулив ему Шторм весть что, ветерки отловили облачного пса, забрали с пляжа Орехоколку и пустились в путь.

 

Над Атлантическим океаном вовсю носились и ревели Западные Ветра. Среди них, углубившись в собственные мысли, плыли безмятежные Пассаты. У Пассатов была широкая душа, да и сами они были широченные. Когда ветерки пролетали мимо острова Исландия, то сразу обратили внимание на шум и суету. Там, прямо над островом, находился Центр Зарождения Циклонов. Этот Центр сложно было не заметить. Рядом с ним толклись и сыпали градом сердитые, склочные тучи, а вокруг неутомимо сновали Сильные Ветры.

— Когда-то в Центре служил наш дедушка Ветрило, — вспомнилось Виэллису. — Он разносил облачную почту и усмирял протестующих.

— Ага. Только потом его уволили за произвол и свободомыслие, — сказал Сальто. — А всё оттого, что мысли нашего деда не вписывались ни в одни рамки. Он с рождения был вольным изобретателем.

 

Неуклюже переворачиваясь в воздухе, Орехоколка кое-как догнала ветерков и теперь летела с ними рядом. Она так заслушалась их разговором, что даже перестала обращать внимание на дикий рёв холодных Западных Ветров.

— Дед Ветрило хотел искривить пространство и изобрести вихревой проход, чтобы можно было легко попадать из одной части света в другую, — поведал Виэллис Орехоколке.

— А еще он помогал строить самолеты братьям Райт, — вставил Сальто. — Это он нашептал им идею о медленном наклонении крыльев самолета для удержания равновесия.

— Он был настоящим гением! — восхищенно заметил Виэллис.

Орехоколка удивилась:

— Почему был? Разве с ним что-то случилось?

— Он пропал два года тому назад — как в воду канул. И теперь от него ни слуху ни духу, — горестно вздохнул ветерок. — А ведь он одним из первых начал осваивать Надокеанье и даже пытался организовать Великую Океаническую Экспедицию. Я бы хотел о стольком его расспросить!

Орехоколка открыла было рот, чтобы задать пару вопросов, но Сальто ее опередил:

— Хочешь узнать, почему не люди? — поинтересовался он и попал в точку. Сальто вообще всё ловил на лету. — Ветры взялись за исследование Надокеанья гораздо раньше людей, — не без гордости сообщил он. — Ветры долго воевали за границы и соревновались по скорости с океанскими течениями. А Люди в Надокеанье гости нечастые. Их самолеты похожи на гигантских птиц. Нередко эти птицы дымятся и падают прямо в океан. Дедушка рассказывал, что собственными глазами видел, как два свирепых Западных Ветра перевернули и сбросили в пучину белый авиалайнер. Люди боятся открытого поднебесья.

— Правильно делают, что боятся, — сказал Виэллис. — Там их поджидает столько неприятных сюрпризов! Однако иногда находятся смельчаки, которым небесные разбойники нипочем. Уважаю таких. Они неустрашимо смотрят в лицо опасности и готовы поспорить с судьбой.

 

Дикий вой Западных Ветров не утихал ни на минуту. В промежутках между хриплыми завываниями да леденящей душу злобной бранью Орехоколка различила колкие насмешки в адрес Гольфстрима.

— Бедняга Гольфстрим. Сколько он натерпелся от ветров-забияк! — покачал воздушной головой Сальто. — А ведь он — самое теплое, самое безобидное океанское течение. Правда, и самое быстрое тоже. Ветры-забияки издавна враждовали с Гольфстримом. Они летали в вышине, смотрели на Гольфстрим свысока и угрожали, что, если он не замедлится, они устроят страшную бурю и потопят в океане все корабли. Дедушка Ветрило заступался за Гольфстрим. Видно, поэтому его и невзлюбили.

 

Братья-ветерки договорились пересечь «ревущие сороковые» широты без остановок и как можно скорее. На пути им всё чаще попадались ветры с прескверным характером и всё реже встречались облака, с которыми можно было бы поговорить по душам. Облачный пёс с Орехоколкой испуганно жались к Сальто и Виэллису. А ветерки с теплотой вспоминали, как преодолевал трудности их гениальный дед, и продолжали лететь, невзирая на грубые оклики задиристых Западных Ветров.

 





Заоблачная
история
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика