Эпилог

Эпилог


По всей длине нулевого меридиана — начиная с северного полюса и кончая южным — плавали неприхотливые облачка-указатели, среди которых ветерки обнаружили своих недавних знакомых: пухлого великана и облачко-поводок.

— Привет! Как дела? — пропищало облачко-поводок.

— Рады встрече! — гулко сказал пухлый великан. — Располагайтесь на этой широте. Будете стартовать отсюда.

— А почему именно отсюда? — придирчиво спросил Сальто.

— Быстрых ветров нам велено посылать к экватору, а медленных размещать севернее и южнее, — объяснило великанское облако. — Чем быстрее дует ветер, тем ближе к экватору его стартовые координаты.

— А что, вполне логично, — заметил Виэллис. — Организаторы Шествия всё предусмотрели. Ведь, чтобы облететь экватор, рядовому ветерку понадобится гораздо больше усилий, нежели опытному ветру. И торжественный полет может завершиться совсем не так, как подобает.

— А как подобает? — встряла Орехоколка.

— Одновременно, — пискнуло облачко-поводок. — Ветры должны облететь земной шар и остановиться у нулевого меридиана в одно и то же время. А пока отдыхайте. Процессия выступает в полночь.

 

Сальто и Виэллис долго и безрезультатно озирались в поисках дедушки Ветрило. Судя по всему, его хлёсткие порывы здесь даже и не проносились. Братья предприняли попытку передать сообщение по цепочке ветров, к полюсу южному, но ответ пришел неутешительный. Никто не видел деда Ветрило.

— Наверное, он действительно объявил Весеннему Шествию бойкот, — печально сказал Виэллис. — Зачем нам, в таком случае, лететь вокруг Земли, если мы уже ее облетели?

— Одно дело лететь, чтобы выполнить поручение или от кого-нибудь улизнуть. И совсем другое — лететь в торжественной обстановке, вместе с остальными, — высказался Сальто. — Я слышал, будут воздушные фанфары и салюты из северного сияния. Такое жаль пропустить.

 

Весеннее Шествие началось в бархатной темноте и совершенной тишине — ровно в полночь по Гринвичу. Со всех концов земли, со всех морей слетелись к меридиану ветра, что надувают паруса кораблей, — и на морях установился полнейший штиль. Утихомирились Ураганы и Смерчи. Перестал мучить людей Вредный Мистраль. А потом небо очистилось от облаков, и на нем, вымытые дождями, ярче прежнего засверкали звезды-путеводители.

Сальто и Виэллис любовались в свете звезд пуговицами и вышивкой на своих честно заслуженных плащах. Они летели плечом к плечу с другими ветрами и чувствовали вокруг себя по-весеннему тёплые воздушные потоки. Но им было немного грустно оттого, что среди участников Шествия нет их гениального и своевольного дедушки.

— Секундочку! Как это нет?! — возмущенно воскликнул Сальто. — Глядите! Да вот же он!

Пока все ветры, ничего не подозревая, слаженно дули на запад, внизу, на земле, поскрипывая и хохоча, вращались лопасти старой мельницы. Причем вращались они не куда-нибудь, а исключительно на восток.

 

— Э-эх, я вам, бездельники, покажу! Вас, разгильдяев, уму-разуму научу. Я еще хоть куда, и пороху в пороховницах у меня ого-го! — кряхтела мельница.

Стоило лишь немного присмотреться да прислушаться, чтобы понять, что мельничные крылья вращаются не сами по себе. Их вращал упрямый и неугомонный дед Ветрило.

— Дедушка-а-а! — на радостях закричал Виэллис.

— Ура-а-а! — во всю свою ветреную глотку заорал Сальто.

И оба они, что было духу, рванули к мельнице.

А в небе тем временем загремели воздушные фанфары, начали разрываться и блестящими лепестками опадать самодельные салюты из северного сияния. А потом грянул могучий хор ветров. Они пели о весне и о поре перемен. Они пели о том, что перемены придут в каждый сад и дом. В луга и в леса, и в речные долины.

А дед Ветрило бойко свистел у земли песенку собственного сочинения. И хотя эта песенка звучала не так внушительно, как гимн громкоголосых ветров, Сальто и Виэллис с радостью ее подхватили, чтобы поскорее разнести по всем направлениям.

 

В эту весеннюю ночь небо смеялось,

и смех его был столь заразителен,

что наутро звенящей капелью засмеялась земля.

 





Заоблачная
история
(к списку глав)
На главную
Яндекс.Метрика